Истории о необходимости поминать усопших

Общение на книжную и околокнижную тему. Все, что касается книг, авторов, издательств.

Сообщение Наркоман Штоле » 13 сен 2016, 16:52

Родом из 90-х, т.е. ты всю эту херь сподобился прочесть?
и немедленно выпил

Adieu, la tête
Аватара пользователя
Наркоман Штоле
 
Сообщения: 5699
Зарегистрирован: 12 авг 2014, 14:57
Откуда: Внутренняя Монголия

Сообщение Родом из 90-х » 13 сен 2016, 17:14

Наркоман Штоле, откровенно говоря, нет. :-) Пары абзацев хватило. Так и представил себе попа, с наслаждением лобызающего зачем-то выкопанный полуразложившийся труп, и который в миру относится с отвращением к ухоженным женщинам, пахнущим духами. А кто-то ведь действительно на полном серьезе такое пишет и читает.
Самый главный бандит в нашей стране — это наше государство, которое делает из людей хрен знает кого, потом их же обвиняет в смертных грехах
Аватара пользователя
Родом из 90-х
 
Сообщения: 106
Зарегистрирован: 08 сен 2016, 20:47
Откуда: Город, которого нет

Сообщение Наркоман Штоле » 13 сен 2016, 17:35

Родом из 90-х писал(а):Наркоман Штоле, откровенно говоря, нет. :-) Пары абзацев хватило. Так и представил себе попа, с наслаждением лобызающего зачем-то выкопанный полуразложившийся труп, и который в миру относится с отвращением к ухоженным женщинам, пахнущим духами. А кто-то ведь действительно на полном серьезе такое пишет и читает.

и фильм можно снять, ужастик.
и немедленно выпил

Adieu, la tête
Аватара пользователя
Наркоман Штоле
 
Сообщения: 5699
Зарегистрирован: 12 авг 2014, 14:57
Откуда: Внутренняя Монголия

Сообщение bender » 13 сен 2016, 17:37

Родом из 90-х писал(а):Наркоман Штоле, откровенно говоря, нет. :-) Пары абзацев хватило. Так и представил себе попа, с наслаждением лобызающего зачем-то выкопанный полуразложившийся труп, и который в миру относится с отвращением к ухоженным женщинам, пахнущим духами. А кто-то ведь действительно на полном серьезе такое пишет и читает.

аффтар Сорокина очень много читал прежде чем этот плагиатный бред выложить. Лучше уже первоисточник.
http://goo.gl/fVCilj
Аватара пользователя
bender
Ёжик
 
Сообщения: 42873
Зарегистрирован: 20 сен 2007, 23:00
Откуда: [e.lf

Сообщение Максим-лесник » 20 ноя 2016, 17:47

Поминовение усопших


Поминовение усопших спасительно как для тех, за кого молятся – это их единственная возможность получить помощь, ведь, только молитвам живым еще на земле людей внимает Господь, — так и для самих молящихся. Ведь это дело угодное Господу, чтобы мы творили добро ближнему своему, тем более, находящемуся в аду, когда сам себе он уже ничем помочь не может! Такие люди становятся близкими, своими Богу, Его соработниками в деле спасения грешников. Ведь, как говорит блаженной памяти старец Паисий Святогорец (1924-1994): «Молясь за усопших, мы даем Богу «право» на вмешательство». И далее он говорит, что «в большее «умиление» Бога приводят наши молитвы об усопших, чем о живых. Поэтому наша Церковь и установила освящение заупокойного колива, заупокойные службы, панихиды. Заупокойные службы – это самый лучший адвокат о душах усопших. Заупокойные службы обладают такой силой, что могут даже вывести душу из ада».

За годы советской власти сколько грешных душ сошло во ад, не имевших на земле, даже, возможности для покаяния. Церкви, монастыри безбожники разрушили, приходы закрыли, монахов, священников расстреляли или сослали на каторгу. Но, самое страшное, они растоптали веру в душах людских, подорвали доверие к священству, ко всему институту Церкви; сами смеялись над верой в Бога, глумились над ней, и людей так учили. Люди остались в жизни своей без Бога; их так далеко успели увести с пути истинного, что они уже не верили ни в Бога, ни в дьявола, ни в жизнь вечную, ни в воздаяние за гробом праведным и грешным, ни в Рай, ни в ад. И, соответственно, полились широкой рекой души людские в преисподнюю после своей смерти, — в ад, в муки вечные…

Задумаемся о наших сродниках, томящихся в аду и ждущих помощи с земли. Ведь, окончательная участь их посмертная еще не решена: до Второго пришествия Господа нашего Иисуса Христа, — когда все предстанут пред Ним, отдавшим жизнь Свою за саму возможность покаяния и жизни вечной для всех людей, на Страшный Суд, — им еще можно помочь, упросить Господа помиловать их, загладить грехи их милостынею, церковным поминовением на Божественной Литургии (безкровная жертва), заказными молебнами (панихида), чтением Псалтири за усопших и т.д. Кто их вымолит, если мы, живущие на земле, будем проводить свою жизнь безпечно, легкомысленно, сжигая драгоценное время, отпущенное нам для покаяния и познания Бога, — через молитву, Причастие, чтение Святого Писания, жизни по заповедям, — в праздности и в безконечной суете? А по смерти своей, ведя такую жизнь, и сами окажемся в том же безотрадном положении – глаза духовные откроются сразу же, но, к сожалению, — поздно!

Старец Паисий Святогорец на вопрос «когда человек умирает, то он сразу же понимает, в каком состоянии находится?» отвечает: «Да, он приходит в себя и задает себе вопрос: «Что же я натворил?». Но – «файда йок» (Турецкое выражение, которое значит «нет смысла», «бессмысленно») – то есть в том, что он задает себе такой вопрос, ему уже нет пользы. К примеру, пьяный, убив свою мать, смеется, распевает песенки, потому что не понимает, что наделал. А когда хмель выветривается из головы, он начинает плакать, рыдать, спрашивать себя: «Что же я натворил?» То же самое происходит и с теми, кто живет греховно. Эти люди подобны пьяным. Они не понимают, что делают, не чувствуют своей вины. Однако когда они умирают, из их головы выветривается (земной) хмель и они приходят в себя. У них открываются душевные очи, и они осознают свою вину, потому что душа, выйдя из тела, движется, видит, ощущает все с непостижимой скоростью…

Они приходят в чувство и просят помощи, однако помочь себе уже не могут. Те, кто находится в аду, хотели бы от Христа только одного: чтобы Он дал им пять минут земной жизни, чтобы покаяться. Мы, живущие на земле, имеем запас времени на покаяние, тогда как несчастные усопшие уже не могут сами улучшить свое положение, но ждут помощи от нас. Поэтому мы обязаны помогать им своей молитвой.

Помысл говорит мне, что только десять процентов осужденных усопших находятся в состоянии демоническом и, будучи в аду, хулят Бога, подобно тому как это делают демоны. Эти души не только не просят помощи, но и не приемлют ее. Да и зачем им помощь? Что может сделать для них Бог?.. Однако другие осужденные в аду – те, у кого есть немного любочестия, ощущают свою вину, каются и страдают за свои грехи. Они взывают о помощи и получают существенную помощь от молитв верующих. То есть сейчас Бог дает этим осужденным людям благоприятную возможность получать помощь до тех пор, пока не наступит Второе Пришествие».

Живя на земле, мы очень часто забываем (или не знаем), что время милосердия Божьего на земле только, и заключается оно в Его долготерпении грешников и всепрощении их при покаянии на исповеди, и при перемене жизни грешной на жизнь праведную. После смерти – время праведного Суда Божьего и воздаяния!

Мы должны осознать, что участь посмертная нашей души и всех наших сродников (до третьего и четвертого рода и далее) в наших руках – мы должны с болью молиться за них; сердцем прочувствовать те муки их, не имеющие конца, представить себе их ужасное положение, в котором томятся сейчас их души вечные, и молиться, молиться к милосердному Господу, проливать пред Ним свои горячие слезы за маму (сестру, дочь, бабушку…), — Бог милостив, Он слышит нас, и Он не хочет смерти грешника…

Согласно чину, данному нам Киевским митрополитом Петром Могилой, за упокоение умерших наших сродников по плоти следует прочитать 20 раз всю Псалтирь, на каждой Славе поминая все имена сродников, которые мы знаем, а в конце добавлять «и всех сродников по плоти». Об этом же пишут и говорят и другие Святые отцы и старцы. Старец Паисий Святогорец советует набрать побольше имен для такого поминовения. «Зачем поезду ехать в такую даль только с одним пассажиром?» — говорит он.

Нет возможности самим прочитать (хотя это более спасительно для нашей души, — само чтение псалмов перерождает душу читающего, ставит ее пред Богом, прогоняет от нее врагов ее видимых и невидимых), то заказать чин чтения Псалтири по усопшим сродникам в монастыре. Нужно не забывать подавать за них милостыню, в дни их рождения и смерти, а также в общецерковные дни поминовения усопших стараться заказывать панихиды, молиться о них в Церкви, поминать их всегда в своих утренних и вечерних молитвах с сердечной болью, а не одними только устами. И еще один очень важный момент, открытый нам Господом Богом через Своих святых угодников и через явление душ усопших: никогда нельзя поминать усопших водкой, им от этого только хуже становится, такое «поминовение» лишь увеличивает их страдания в геенском огне, и лишает их ходатайства за них пред Господом Божией Матери, Которая Сама об этом поведала всем нам, через явление одной усопшей девицы своему отцу, который, по незнанию, поминал ее водкой. «Родители этой девицы не жалеют ее! Поминая ее, усердно поят водкой поминальщиков; они не знают, что Я ужасно гневаюсь на тех, которые употребляют водку! Делая поминки с водкой, они лишаются Моего ходатайства перед Богом об облегчении мук поминаемой души!» («Во спасение души. Правила, примеры и наставления молящимся». Владимир, Собор, 2010, с.81).

КутьяКутя (коливо), выпечка, пирожки (желательно своими руками – Бог видит наше старание, и обязательно воздаст за него), хлеб, фрукты, овощи, растительное масло, мука, крупы – вот те продукты, которыми лучше всего поминать наших усопших близких и родных.

Вымолив их из ада, избавимся и сами от многих бед, проблем и болезней, во-первых, потому что замолим родовые грехи, тяжким бременем лежащих на наших душах, а во-вторых, и сами укрепимся в вере, и сподобимся Божьей Благодати за такое Богоугодное дело! «Бог ждет от нас сейчас молитвы» — говорит старец Паисий Святогорец. Вымаливая других из ада, мы и сами, милостью Божией, в него не попадем…

Игумен Гурий (Чезлов) (1934-2001) считал очень спасительным поминовение усопших. Из воспоминания его духовных чад: «Когда он взялся за это, то враг сильно нападал на него. Больше всего имен погибших он нашел в музее г. Вологды. И вот когда он пришел туда переписать имена и встретился с заведующей музеем, то ощутил в ушах такой шум и свист, как на стадионе в самый интересный момент. Он видел заведующую музеем, но не слышал ее. Так враг старался помешать. Это еще раз подтверждает спасительность поминовения усопших.

Набралось около пяти тетрадей и канцелярских книг, в которых имена располагались в несколько столбцов на каждой странице. Отец Гурий и нам поручал читать их. Он учил нас: «Когда мало времени, то можно поминать по три имени первых в столбце и добавлять «и всех». И так каждый столбец имен по порядку до конца тетради. Тогда остальных помянет Ангел».

Можно только догадываться о том, сколько усилий и молитв ему стоили эти тетради. Он говорил: «Наберите себе побольше списки имен усопших и поминайте их чаще. Это круговорот: ты вымаливаешь усопших, а они – тебя». Спасительная ценность поминовения усопших подтверждается многими Святыми, в том числе Афонскими. Тем самым мы исполняем главную заповедь Божию: «Возлюби ближнего как самого себя». А, избавляя усопших от вечных мук, и себя избавляем от них. И особенно важно поминать их за обедом (перед сладким)».

Старец Серафим Вырицкий (1866-1949) говорил, что душу нам дал Господь, но тело наше – от родителей и прародителей наших, поэтому часть их грехов переходит к нам. Вот мы и должны молиться о наших родителях и прародителях и на исповедях приносить покаяние за всех них. Они ждут нашей молитвы и так радуются, когда мы молимся о них; а те, кто уже находится в Царстве Небесном, помогают нам.

Святитель Феофан Затворник (1815-1894) в одном из писем пишет: «Отшедшие живы, и общение у нас с ними не пресекается. Как о живых молимся мы, не различая, идет ли кто путем праведным, или другим; так молимся и об отшедших, не доискиваясь, причислены ли они к праведным или грешным. Это долг любви братской. Пока последним судом не разделены верующие, все они – и живые, и умершие – единую Церковь составляют. И все мы взаимно друг к другу должны относиться, как члены одного тела: в духе доброхотства и любительного общения, и живые, и умершие – не разграничиваясь пополам умиранием. Говорят: «Участь их решена»… Участь отшедших не считается решенною до всеобщего суда. Дотоле мы никого не можем считать осужденными окончательно; и на сем основании молимся, утверждаясь надеждою на безмерное милосердие Божие. Усопшие не вдруг свыкаются с новою жизнию. Даже и у святых некое время держится земляность. Пока-то она выветрится, требуется время большее или меньшее, судя по степени земляности и привязанности к земному…»

Старец Арсений (Минин) (1823-1879): «Поминовение для душ почивших о Господе всего необходимее. Напрасно иные воздвигают дорогие памятники – это ни малейшей пользы не принесет. Поминовение же и милостыня – это два крыла, на коих душа возносится к Господу.

О внезапно умерших, не сподобившихся христианского напутствия, надобно усиливать молитвы, и церковные, и домашние, и по возможности подавать милостыню, чем самым и восполнится их недостаток, по безграничному милосердию Божию».

Старец Паисий Святогорец (1924-1994): «…В жизни земной друг царя может походатайствовать перед ним, чтобы помочь какому-то осужденному. Подобно этому, если человек «друг» Бога, то он может походатайствовать своей молитвой перед Богом и исходатайствовать осужденным усопшим перевод из одной «темницы» в другую – в лучшую, из одной «камеры» в другую, более удобную. Он даже может исходатайствовать им перевод из «камеры» в какую-нибудь «комнату» или «квартиру».

Подобно тому как, навещая заключенных, мы приносим им прохладительные напитки и тому подобное и облегчаем тем самым им страдания, так же мы облегчаем страдания усопших молитвами и милостынями, которые совершаем об упокоении их душ. Молитвы живых об усопших и совершаемые об их упокоении службы – это последняя возможность получить помощь, которую дает усопшим Бог – до Второго Пришествия. После конечного Суда возможности получить помощь у них уже не будет…

Полезнее, чем все поминовения и заупокойные службы, которые мы можем совершить за усопших, будет наша внимательная жизнь, та борьба, которую мы совершаем ради того, чтобы отсечь свои недостатки и очистить душу. Ведь результатом нашей свободы от вещей материальных и от душевных страстей будет не только то, что сами мы почувствуем облегчение. Облегчение получат и усопшие праотцы всего нашего рода. Усопшие испытывают радость, если их потомок живет с Богом. Если мы не находимся в добром духовном состоянии, то наши усопшие родители, дед и прадед, все наши предки страдают… Однако, если мы находимся в добром духовном устроении, они радуются, потому что были сотрудниками Бога в нашем рождении и Бог некоторым образом обязан им помочь. То есть усопшим доставит радость, если мы предпримем подвиг и постараемся благоугодить Богу своей жизнью. Поступая так, мы встретимся с нашими усопшими в Раю, и все вместе будем жить в жизни вечной».

Хочется еще привести несколько свидетельств о загробных мучениях душ нераскаянных грешников, открытых нам Господом для нашего вразумления, да имея страх Божий и память смертную, боясь попасть в гиену, минуем ее.

«Была там тьма и огнь, ко мне подбежали бесы с хартиями и показывали все мои худые дела, и говорили: «Вот мы те, что ты нам служила на земле». И я сама читала свои дела, они написаны крупными буквами, и я ужаснулась своих дел. У бесов вылетает огонь из их рта, они стали бить меня по голове, и впивались в меня огненные искры. Я стала кричать от нестерпимой боли, но, увы, только мне послышались слабые стоны, как бы цыплят, они говорили: «Пить, пить»; а когда просияет огонь, тогда я вижу их всех, они страшные худые, шеи вытянуты, глаза выпуклые, и говорят они мне: «Вот и ты пришла к нам, подруга, будешь теперь жить с нами, ты и мы жили на земле и никого не любили, ни служителей Божиих, ни бедных, а только блудили и гордились, Бога хулили, слушали богоотступников, а православных пастырей поносили, и никогда не каялись…

…Когда я была в аде, то мне давали есть червей всяких, живых и дохлых, и разложившихся, и вонючих, а я кричала и говорила, как же я их буду есть, а мне сказали: «Пост не соблюдала, когда жили на земле, разве ты мясо ела? Не мясо ты ела, а червей; посты не соблюдала, за это ешь червей здесь», а вместо молока давали всяких пресмыкающихся, гадов и всяких жаб…

…Я очень сильно испугалась и затрепетала от ужаса, мне показалось, что я век уже нахожусь там, и мне стало очень тяжело, а они продолжают: «Ты будешь с нами жить и мучиться во веки, как и мы».

Потом появилась Матерь Божия и стало светло, бесы все попадали, а души все обратились к Божией Матери: «Царица Небесная, не остави нас здесь». Одни говорят: «Я столько-то страдаю». Другие: «А я столько-то страдаю». А третья говорит: «А я столько-то страдаю, водички нет ни капли». А жара невыносимая, а сами проливают горючие слезы. И Матерь Божия очень плакала и говорила им: «На земле жили, тогда Меня не призывали и не просили помощи, и не каялись Сыну Моему и Богу вашему, и Я теперь не могу вам помочь. Я не могу преступить волю Сына Моего, а Сын не может преступить волю Отца Своего Небесного и потому не могу Я вам помочь и ходатая за вас нет. Я помилую только тех страждущих в аде, за которых Церковь молится, и сродники молятся за своих сродников, и …которые творили добрые дела, и заслуживали милость, живя на земле» («Во спасение души. Правила, примеры и наставления молящимся». Владимир, Собор, 2010, с.111-112).

поминовение усопших 1О слезной мольбе к Господу несчастных, мучающихся в аду, душ о вразумлении своих родственников, живущих безпечно и не молящихся о них, свидетельствует следующий рассказ:

«…Тогда Господь сказал: — Мы продолжим твое путешествие.

Мы пошли дальше. Зашли в такое место, что сильный огонь жжет людей. И люди встают и падают, падают и встают, встают и падают. Жарко. И когда им жарко, они выбегают на снег. А тут мороз сильный, градусов двести. Они намерзнут и опять идут в огонь. Опять — встают и падают и опять идут на мороз. Так они будут мучиться вечно, безконечно, и мучениям их не будет конца. Молитвы туда не доходят. Никакие. Пошли мы дальше. Господь сказал: — Веду тебя, где люди мучаются и страдают. Там лежат вниз лицом в грязь, одна левая рука под ними, правая – поднята. Лежат они и плачут:

«Господи, вразуми наших сродников, чтоб они за нас помолились. Если не так, то пошли их в какую-нибудь страну, чтоб они нашли человека, чтоб человек научил их, как за нас помолиться. Господи, если не так, то возьми у них самого дорогого, любимого человека, которого они любят и жалеют, и они будут его поминать – и нас помянут. Господи, если не так, если они ничего не делают для нас, то накажи их пожаром, все у них сожги, истреби или накажи их ворами, чтоб все у них взяли и предали исходу».

Господь сказал: — Чадо, как мучаются люди и как просят Бога и Пречистую Матерь и никто их не слышит, и сродники за них не молятся, и они просят наказания родственникам.

Пошли мы дальше. Господь сказал: — Пойдем, Я тебе покажу, где людей ест червь… И там двухрогий червь и людей точит. Дальше пошли, где люди подвешены за руки, и за ноги, и за глаза… Я спросила: — За что, Господи, люди страдают? – За зависть, за ненависть, за жадность, за скупость, и за них никто не молится, им очень трудно. Господь сказал: — Пойдем, Я тебе покажу, где пропасть и бездна, где люди никогда не выйдут, земля трясется, и люди мучаются, мучениям их не будет конца.

Страшно сказать, что я все время была с Господом в аду и я все время плакала и жалко мне было этих людей. Господь сказал: — Не плачь. Они Меня не знали и Я их не знаю. Они Меня не просили и отверглись от Меня.

Они не молились Мне и Матерь Мою не чтили, праздники не чтили, работали в праздники. Сейчас они мучаются в геенне огненной. Они мятутся в озере огненном». («Во спасение души. Правила, примеры и наставления молящимся». Владимир, Собор, 2010, с.112-113). https://nasledie77.wordpress.com/2013/0 ... %B8%D1%85/

…………………………………………………

Прп. Парфений Киевский:

"Однажды, в продолжение сорока дней читал я Евангелие о спасении одной благотворившей мне души, и вот вижу во сне поле, покрытое тернием. Внезапно спадает огонь с небес, попаляет терние, покрывающее поле, и поле остается чистым. Недоумевая об этом видении, я слышу голос: терние, покрывающее поле - грехи благотворившей тебе души; огонь, попаливший его - Слово Божие, тобою за нее читаемое".




Старец схиигумен Савва особенно любил молиться за усопших. И расскажу интересный случай в этой связи из жизни старца:
Однажды вместе с псаломщицей я поехал за город читать Псалтирь по благочестивой новопреставленной девице Пелагеи. С вечера, выпив стакан чаю, сразу приступил к чтению Псалтири, а псаломщица легла отдохнуть в соседней комнате. Долго я читал Псалтирь, потом прочёл акафист по усопшим, при этом усердно молился об их упокоении, вспоминая всех поименно. Спать не хотелось. В четыре часа утра проснулась псаломщица и стала читать Псалтирь, а я, не раздеваясь, прилег на скамейке. Оставалось мало времени, надо было ехать на работу. И вот в тонком сне вижу видение: молодые и старые, калеки и здоровые, и все смотрят на окно и кланяются мне. Среди них была и новопреставленная Пелагея. И я понял, что это были усопшие.
И еще добавлю интересную мысль, которая подтвердит что данная Вселенская Родительская суббота и наше особое поминовение усопших – это к тому же еще серьезное укрепление перед постом.

http://proboga.com/blogi/2013-02-03-18-21-13.html

……………………………………………

"У св. Николая Кавасилы (XIV век) мы читаем, что совершение Евхаристии весьма радостно для тех усопших, о ком вспоминают во время святой службы. Что ж из того, спрашивает св. Николай, что усопшие не имеют ног или рта и не могут причащаться осязаемо? «От чего же зависит освящение наше, от того ли, что мы имеем тело, что приходим ногами к Евхаристии, что берем руками Святые Дары, что принимаем их устами, что едим и пьем? Нет, ибо многие, у которых все это было и которые таким образом приступали к таинствам, не получили от того никакой пользы и отошли, подвергшись большему злу».

И далее святой отец спрашивает: «Так что же бывает причиною освящения для освящаемых? И чего требует от нас Христос? Это чистота души, любовь к Богу, вера, желание Таинства, ревность к причащению, горячее усердие и то, чтобы мы приходили с жаждою». Но, как мы знаем, это все принадлежит не телу, но душе. И, значит, душа, разлучившаяся с телом, также может воспринимать Святое Таинство. «Посему, — пишет св. Николай Кавасила, — если души имеют готовность и расположенность к Таинству, а Господь, Который освятил и совершил его, всегда желает освящать и хочет всякий раз преподавать Самого Себя; то что может воспрепятствовать приобщению? Очевидно, ничто. ... Посему нет ничего необыкновенного в том, что Христос отрешившимся от тела душам, которых не мог обвинить ни в одном из подобных недостатков, преподает эту трапезу. Необыкновенно и чудно то, что человек тленный ест Тело нетленное. А что душа — существо бессмертное — приобщается соответственнейшим ей образом того, что бессмертно, — что в этом удивительного?»http://www.orthodoxy.com.ua/pominovenie.html#_Toc207178066

…………………………


"..Лилия Лучиц:

На мою жизнь вместе со мной смотрели мои умершие родственники и знакомые. Они стояли рядом со мной и сзади меня. И каждый меня укорял, тихо так говорил: «Ты меня не вспоминала, и меня не вспоминала». Они по очереди говорили, не перебивая друг друга. Один, второй, третий, не кричали, а тихонько: «Ты меня не вспоминала, почему ты меня не вспоминала?» Я слушала их голоса, и чувство жалости тогда у меня появилось. А как было стыдно! Стыдно, что не вспоминала их. Я тогда всем пообещала: буду всех-всех вас вспоминать! И сейчас всегда, когда в церковь хожу, поминаю умерших. Я почувствовала там, что ушедшим родственникам надо, чтобы их вспоминали здесь, на земле, чтобы ходили в церковь и записочки подавали, свечечки ставили, не забывали. Им там от этого легче, независимо от того, умер человек 20 лет назад или 30, для них это важно. Они ждут этого. И еще я поняла там, что умершего можно на земле вымолить, если даже он там он за грехи страдает. Его можно вымолить!

Владыка Феодосий:

Этот факт из посмертного опыта Лилии очень значимый и очень полезный для каждого человека. У святых отцов есть высказывание: «молись усердно за живых, но, прежде всего, поминай умерших». То есть молитва за отшедших должна стоять на первом месте. И то, что рассказывает Лилия о встрече с умершими, действительно, подтверждает истину Божию, что у душ, которые ушли в вечность, нет безысходности, у них есть надежда выйти из того, может, даже плачевного состояния, в котором они находятся, посредством Церкви, посредством молитвы. Вызывают умиление ее слова о том, что отшедшие в мир иной знакомые и родственники упрекали ее, вопрошая: «Почему ты нас забыла, почему ты нас не вспоминала?» Ибо они живут нашей молитвой, живут молитвой Церкви. Я вспоминаю родительские субботы, когда я учился в Московской духовной академии. Это, действительно, были особые дни. Все мы - 700 учащихся и 100 преподавателей - в этот день приходили в академический храм, чтобы вспомнить ушедших в тот мир. Даже лекции отменялись. А однажды, как раз в родительскую субботу, моему однокурснику архимандриту Иосифу, с которым мы жили в одной комнате, приснился сон. Он просыпается и говорит: «Ты знаешь, что мне приснилось в эту ночь? Мы все приходим в храм - а там сотни, тысячи людей, и мы всем им даем пищу». Разные образы, разные моменты, но суть одна и та же: умершие очень нуждаются в нашей молитве. Наша молитва за усопших - это пища для них, они этой пищей живут. Более того, это не только пища, но и средство улучшить свое загробное состояние. .."

Эта статья была опубликована в белорусской газете «Церковное слово» №43 за 2007 год. http://www.memoriam.ru/forum/viewtopic.php?f=19&t=8829

…………………..


ИЗ ЖИЗНЕОПИСАНИЯ СХИАРХИМАНДРИТА ГАВРИИЛА, СТАРЦА СПАСО-ЕЛИАЗАРОВОЙ ПУСТЫНИ
Описываемые события и видения относятся ко времени тяжелой болезни, на пять лет приковавшей о. Гавриила к постели, в которой он временами находился на грани смерти. Выло это, вероятно, в 1892 или 1893 году.
В это время он был еще слаб и все еще продолжал умирать три-четыре раза в день. Но страх смерти начал растворяться уже надеждой на Божие милосердие, ибо батюшка чувствовал любовь Божию к себе, видел ее во всем, и сам в себе чувствовал любовь к Богу. Но, готовясь к смерти, батюшка опасался того, как бы не отлучила она от этой любви к Богу, как бы новость впечатлений при исходе души не развлекла ум и не устрашила его... Поэтому, имея дерзновение к Богу по любви к Нему, он стал просить у Бога показать ему, как душа исходит из тела. И исполнилось слово пророка: «Волю боящихся Его сотворит и молитву их услышит» (Пс. 144, 19); однажды, действительно, душа батюшки вышла из тела, и тело лежало бездыханным, мертвым.
«И я, — вспоминал батюшка, — смотрел на него, как на постороннее, как на обычного мертвеца. Присутствовавшие в келлии говорили: «Отмаялся старец... кончился». Чистая же душа батюшки в это время, хранимая особым Промыслом Божиим, не видела ужасных бесов, а видела лишь Ангелов Божиих. Батюшка не говорил ничего. Говорил только, что душа от единого движения воли и мысли тотчас переносилась в то место, куда желала», и что свободы движений ее не стесняли никакие материальные предметы на земле (например, стены дома), — они казались какими-то прозрачными или несуществующими, хотя и сохраняли свой вид и очертания. Не сообщил также батюшка и того, где именно витала душа его в эти минуты... Но заканчивал он свой рассказ так: «При виде мертвого, бездыханного тела жаль стало моей душе своего тела... Я стал обнимать его, чтобы согреть и воскресить; стал дуть в уста тела и слышу: в устах моих шум, как бы ветерок... — и я опять стал одним человеком — в теле, и опять уже болел, по-старому, как прежде...».
Господь же в милости Своей шел навстречу жаждущей его душе и Сам утешал ее неизреченными утешениями в молитве, видениях и созерцаниях. Эти видения тоже соответствовали желанию батюшки приготовить себя к достойному переходу в вечность.
Так однажды батюшка видит, что его несут по пространству какой-то прекрасной равнины к полдню, на солнечную сторону. Тепло ему чувствовалось и хорошо... Приблизились к высокой горе. На горе стояла какая-то поразительно красивая постройка, как бы из разноцветных стекол или прозрачного хрусталя, и вся блестит и переливается на солнце разными цветами радуги, а воздух чем ближе к горе, тем приятнее; чувствовалось даже что-то питающее в этом воздухе, какое-то неземное насыщение от него.
Вот и самый город. В нем все здания тоже светятся, горят, переливаются цветами и прозрачны, как хрусталь, и все чудной красоты. Кругом же — множество дивных цветов, видимо-невидимо, и множество пальмовидных деревьев, всевозможных сортов и красоты, и конца им не видно...
Тут батюшка шел уже сам, а навстречу ему выходили хоры певчих, их целые миллионы, и пели все так сладко, так упоительно; и все они были как бы одних лет — так лет около тридцати трех, не более, — и все очень чистые, светлые.
У батюшки в руках был кошелек с серебряными деньгами, и он хотел было отблагодарить ими певчих, но ему сказали: «В нашей обители не принято это делать. ..».

Затем кто-то батюшке сказал, что скоро придет епископ и определит келлию для помещения батюшки. Действительно, пришел и епископ и указал батюшке две прекрасных келлии. «Это для тебя, — говорит, — приготовлены». В то же время стали собираться схимники-старцы. Первый из них, среднего роста, с клинообразной седой бородой, спрашивает батюшку: «Что ти есть имя, брате?». — «Иеросхимонах Гавриил грешный...» — «Христос посреди нас! Спасайся и молись! Схимник — очень молодой». Батюшка ответил: «Архиепископ разрешил постричь, — меня постригли в схиму». «Да, — говорит схимник, — архиерей любит тебя».
Этого старца батюшка видел очень ясно, как днем. Потом стали подходить другие схимники, но уже менее ясные, а последние были, как тени. После всех подошел эконом и сказал батюшке: «Вот видишь, какие у тебя будут келлии. Но пока придется тебе подождать. Ты будешь помещаться в других келлиях. Ты принят — живи! Тебе здесь хорошо будет. Пиши всем, кому знаешь. Пиши все, что видел здесь».
На этом видение кончилось...
Впечатление от описанного видения было, видимо, очень сильное, по крайней мере, батюшка сам говорил, что он стал потом часто задумываться о горней обители райской, о красоте ее, и загорелось сердце его желанием быть там. Может быть, именно в ответ на это желание Господь сподобил батюшку нового видения, в котором заключалось и объяснение: почему ему надо еще жить в теле, ва земле. Видение это батюшка описывал так:
«Вижу я нашу Седмиезерную пустынь, что она со всех сторон и на всем пространстве, насколько я мог видеть в ширину и высоту, — по всему воздуху, начиная от земли, окружена рядами умерших. Мне казалось, что покойники стояли, наклонив ко мне головы — как бы чего прося у меня. Выше их, тоже рядами, стояли праведники, и прямо скажу: все воздушное пространство переполнено ими. Тут — преподобные и монашествующие, повыше — мученики и мученицы, тоже рядами; и еще выше — священноиноки, святители, апостолы, пророки... На самой же высоте — огненное, светло-эфирное ласкающее пламя, и взоры всех обращены к нему. Из святых кто-то спросил: « Нужно ли нам взять к себе иеросхимонаха Гавриила?». Вот послышался голос из рядов святительских, и именно святителя Тихона Задонского, голос которого я слышал ясно и видел его самого: «Нет, рано еще! Он обещал молиться об умерших, пусть помолится!». А мне жалко было расставаться с великим множеством святых, но я чувствовал себя недостойным этого...
Многих из представившихся мне покойников я узнал: тут были давно умершие родные мои, о которых я давно уже и забыл. После этого видения я сию же минуту записал все их имена и стал поминать и молиться по силе моей, сколько мог...»
http://scibook.net/religiya-pravoslavie ... 22997.html
………………………………………..

Сорокоуст об усопших

Преподобный Паисий Святогорец говорил, что самое большое, что мы можем сделать для усопших, это заказать сорокоуст: "Если человек оправдался перед Богом, то во время сорокоуста он должен будет помолиться за нас, таков духовный закон. А если человек застрял на мытарствах, то поминание будет ему как чаша холодной воды, которую дают умирающему от жажды".

Эти слова преподобного Паисия передал старец Афанасий Симонопетритис. https://elitsy.ru/communities/81516/516668/

……………………………….


"..один ныне здравствующий архимандрит рассказывает следующий случай из своей пастырской практики.

«Было это в тяжелые послевоенные годы. Приходит ко мне, настоятелю деревенского храма, заплаканная от горя мать, у которой утонул ее восьмилетний сынишка Миша. И говорит она, что Миша приснился ей и жаловался на холод — был он совсем без одежды. Говорю ей: «А осталась ли какая его одежда?» — «Да, конечно». — «Раздай-ка ее друзьям Мишиным, наверняка им пригодится».

Через несколько дней она говорит мне, что опять видела Мишу во сне: он был одет как раз в ту одежду, которая была отдана его друзьям. Поблагодарил он, но теперь пожаловался на голод. Посоветовал я сделать для деревенских детишек — друзей и знакомых Миши — поминальную трапезу. Как ни трудно в тяжелое время, но что не сделаешь для любимого сынишки! И женщина, чем могла, угостила детей.

В третий раз пришла она. Очень меня благодарила: «Миша во сне говорил, что теперь ему и тепло и сытно, только моих молитв не хватает». Научил я ее молитвам, посоветовал не оставлять и на будущее дела милосердия. Стала она ревностной прихожанкой, всегда готовой откликнуться на просьбы о помощи, по мере сил и возможностей помогала сиротам, нищим и убогим».
http://www.saint-george.ru/recommendati ... pshih.html

…………………………………………..



«..Каменистая дорога поднималась выше. И тут на восточной стороне как бы рассеялись облака, и показалось огромное здание. Массивная дверь приоткрылась, и я увидела двух женщин. Они были чистенько одеты! У одной головной убор, теперь я уже знаю, что монашеский. Она увидела меня и захлопнула дверь. Я стала стучать. Мне ответили: «Слушай голос. Принимаем отмоленную».
На западе, куда показала женщина, я увидела свалку. Старые серые барачные строения, вроде свинарников. Одна дверь открыта. Внутри — огромное количество людей. Стоят вплотную друг к другу Множество лишенных улыбок, усталых, непередаваемо грустных лиц.
И тут я услышала голос. Громкий, необычайно торжественный и монотонный. Он шел как бы с небес, но неба над нами не было — был лишь каменный свод. От этого голоса все дрожало. Люди замерли, подняв головы кверху. Голос назвал имя…
Из барака вышла древняя-древняя старушка. Обычно дух и душа молодые, а она была старой. С надеждой смотрела вверх. Но голос замолчал.
Меж тем одну женщину одевали. Я поняла: для поднятия наверх.
Во мне всколыхнулось — до боли в сердце. НЕ ВСЕ ПОТЕРЯНО, КОГДА В РОДУ ПОЯВЛЯЕТСЯ МОЛЯЩИЙСЯ! Он может вымолить прощение.

Я упала на колени. Полились слезы. Все плакали. Они
ждали вызволения. Ждали в любом поколении. Кто-то прощен. Кого-то вымолили. Спасение есть и здесь…

Потом меня снова повели вниз. Открылась скальная завеса. Обдало огненным жаром. Потом я вспоминала его во время болезни. Оказывается, человеку дано почувствовать подобие адского пекла. И пусть каждый задумается. После болезни мы должны как-то прозревать…»

https://nasledie77.wordpress.com/2015/0 ... #more-9222
Максим-лесник
 
Сообщения: 29
Зарегистрирован: 01 дек 2015, 15:48

Сообщение ПОЛИП » 25 ноя 2016, 11:14

-Ооо, Катерина, ты просто не знаешь, какими бабы е*анутыми бывают!
Юрчик делает жест рукой, типа "стоп-стоп".
Мы говорим о заскоках мужчин на свидании. Я только-только успела рассказать про одного из экс-кавалеров.
-Ну почему же не знаю, - усмехаюсь я, - а то у меня подружек нет! Вон, Лизка та же (я киваю в её сторону). Девки тоже мочат, бывает, по-страшному.

-Даже не представляешь! - хмыкает Юрчик. - У меня раз такая мадама была, что… уж поверь мне - вы обе, если и постараетесь, до такого хер додумаетесь!
-А давай про мадаму! - оживляется Лизка.
-Короче, - Юрчик делает последнюю затяжку и тушит сигарету, - 2007, что ли, год, плюс-минус, в общем, давно. Сижу я в командировке, производство налаживаем, второй месяц пошёл. ( Collapse )
Город - тысяч пятьсот, что ли, короче, хоть и не сильно маленький, но довольно скучно. Что делать вечерами? Регистрируюсь я в первый раз в жизни на мамбе, и буквально сразу цепляю там девочку. Ну как девочку… Ровесница моя, это, получается, ей 32-33 тогда было.
И мадама такая, знаете, на фотках ну очень е*абельная. Зацепила, короче, внешне.
Начинаю я к ней подкатывать - она ни в какую. Кокетничает, туда-сюда, а на свидание - никак.

А у меня ж уже азарт - именно её вытащить. Мало того, и в разговоре она мне очень нравится. Вечерами уже неделю пи*дим, а дальше дело не идёт.
Попутно выясняю: детей нет, вдова. Муж уже года полтора как умер. Мужчины, по крайней мере, со слов - тоже ещё нет. Говорит, совсем недавно на сайт знакомств вышла, ещё ни с кем встретиться не успела, хоть и пишут очень многие.
Я даже, верите, чуть влюбился в неё.
Думаю: девка свободная, да ещё и строгих правил, на первого встречного не прыгает, в общении - ну просто супер, даже не знаю, как объяснить… родство душ, любит всё то же, что и я… если в жизни соответствует фоткам - заберу с собой и женюсь. Чё вы ржёте? Женщин с такой внешностью, да чтоб не гулящие, да чтоб ещё и свободные - мало.

Вторая уже неделя пошла, а мы ещё общаемся. Я уже и на работе о работе нихрена не думаю. Натурально меня на ней закоротило.
Наконец, уболтал я её, даёт она мне свой телефон. Звоню тут же. И голос классный!
Пообщались, спросил, где в городе самый хороший ресторан. Договорились на завтра.
А самого - трясёт.
Вот честно - всякого ожидал.

Думаю, ну будет чуть хуже, чем на фотках, знаете, люди ж на фотках часто на себя не похожи… да и чёрт с ним, главное, чтоб фотки вообще её были, а там уже плюс/минус.
Короче, еду на свидание уже чуть ли не настроенный предложение делать. С цветами, конечно! Как мальчик, самые красивые выискивал.
Приезжаю. Стоит.
Мать моя женщина! Фотки - её, но она действительно не такая, как на фотках. Реально - в десять раз лучше.

-Прям таки в десять? - скептически ухмыляется Лиза.
-Ну, с десятью я, конечно, загнул, - смеётся Юрчик, - но реально деваха - просто… (Юрчик складывает три пальца и звонко их целует - весьма понятный жест.) - В общем, верьте на слово, мадама - просто супер. Всё при ней, и лицо, и фигура, и одета не вызывающе, но так, что у меня зашевелилось, и ведёт себя… Короче, я попал сразу.
Забираю я её, едем в ресторан. Там я, конечно, вложился по-высшему, ну да, не каждые пять лет женщину мечты встречаешь. Сидим, разговариваем, а я себе уже планы рисую: хорошо, если получится сегодня с ней, привезу к себе, завтра скажу: ну всё, увольняйся с работы, переезжаем в Питер, все дела.

-А если бы она к тебе не поехала? - смеюсь я.
-Ну… - задумывается он, - у меня почему-то было ощущение, что поедет, это ж тоже чувствуется. Да и подвыпила она (я не пил, за рулем). Если б не поехала, то... ну не сегодня, так завтра. Я ж уже такой для себя решил, что надо её забирать, у меня ж чуть ли не любовь с первого взгляда произошла! И она, вижу, очень хорошо на меня смотрит, улыбается мило.
Выходим мы из ресторана, я не выдержал и поцеловал её. Говорю:
-Поедем ко мне?
И она не против!

Садится она, короче, в машину, едем. По дороге разговариваем, а меня аж током бьет.
И тут я замечаю, что чем ближе к дому, тем она как-то… серьёзнее, что ли?
Я говорю:
-Малышка, ты чего?
А сам думаю: наверное, переживает, что я с ней просто переспать хочу. И начинаю ей говорить, типа, не нервничай, всё будет хорошо, я тебя как увидел в первый раз - уже все для себя понял, и бла-бла…

И тут она так совсем серьёзно, причём, даже, ощущение, что не мне, а себе:
-Нет, я так не могу! Мне надо кое-что сначала сделать.
Я ж подумал, что, может, ей душ нужен, только рот открыл, и она мне:
-Поехали кое-куда съездим, это ненадолго, туда и назад.
-Куда? - уточняю.
И она, такая загадочная вся, загадочная, но серьёзная:
-Сейчас покажу. Не спрашивай меня больше ни о чём, сам всё увидишь и поймешь.
-Как скажешь, малыш, - говорю, а сам, конечно, удивляюсь, - ну куда можно съездить в половину двенадцатого ночи?

Попытался уточнить - только улыбается странно, типа, сам поймешь.
Ладно, фиг с ним, едем, она дорогу показывает.
Выезжаем из города и начинаются какие-то е*еня.
Я уже нервничаю, виду, конечно, не подаю, но нервничаю. Накрут уже пошёл. Хотя, думаю, с другой стороны, что может случиться - ну не пристрелит же она меня тут, да и в ресторане нас много народу видело…

И тут она мне:
-Нам - туда.
И пальцем показывает.
-Куда, - говорю, - туда?!
И всматриваюсь. Мать моя - кладбище начинается!
-Ты хочешь сказать, что мы ехали на кладбище? - уточняю я. А у самого уже версии в голове… ну вы понимаете. Сексом среди могилок заниматься - экстрим ещё тот, и не сказать, что я к нему готов, - подожди, то есть, ты хочешь, чтобы мы… что мы… там… эээ…
-Нет-нет, - говорит она, - ты не так меня понял! Мне нужно… в общем, пойми меня правильно, мне нужно попросить разрешения у мужа.
-Но ты же… - уже вконец охреневаю я, - ааа… ну да.
А сам уже тупой-тупой! Прикиньте ситуацию? Ты на свидание пришёл, а тебя на кладбище привезли. Кто бы не растерялся?

Короче, я так ошалел, что просто не понял, как у ворот оказался.
А вы ж понимаете, что такое попасть на кладбище ночью? Посигналил. Выходит из домика мужик, смотрит на нас мрачно.
И она мне:
-Договоришься, да?
И я, как ослик… Короче, не помню уже, сколько я ему дал, не сильно много, но врать не буду, точно - не помню. И объяснять пришлось, наплёл ему, что девушка страдает-переживает сильно, и вот прямо сейчас ей нужно…как бы и не соврал. Пропустили нас, в общем.

Еду я по этому кладбищу, а у самого очко жим-жим, блин, думаю, ладно, что нас столько людей видели, и сторож… но иди знай. Куда я попал, и где мои вещи...
Но нет, ехать пришлось вообще недалеко.
-Остановись вот тут, - говорит, - и пойдём со мной, а то мне одной страшно.
Сцуко, а мне не страшно, даа…
Думаю, ладно уже, раз я в такую авантюру зацепился - надо идти до конца. Посмотрю, что эта [извините] будет дальше делать. Ну не грохнет же она меня на могилке.

Оставляю я машину, и мы пробираемся среди могил. Хорошо, фары светят.
Она впереди, я - сзади. И что-то она мне уже такой прекрасной не кажется… Да и вообще, честно говоря, мне уже ничего прекрасным не кажется.
Находим мы нужный памятник. Ну там всё как обычно - оградка, чёрный гранит, мужичок на нём высечен улыбающийся, даты… в общем, всё как положено.
Она мне такая:
-Ну вот, это мой муж. Иван.
Стою, молчу. А что тут скажешь?
Ночь, кладбище, муж. Всё в порядке, чё, каждый день такое происходит!

И она начинает причитать:
-Ванечка, знакомься, это Юрий. Ванечка, ты прости меня, дуру грешную, но ты должен понять…
Дальше я не слушал.
-Ладно, говорю, ты тут пообщайся, а я тебя в машине подожду.
Она кивнула, типа, да, иди.

Нашёл в бардачке сигареты (я ж так снова и закурил…), сижу, курю, думаю: "нееее… ну её нафиг эту е*анутую". Ну а что - нормальная она, такое вычудить?
У меня не то что всё упало… я… пфф!

Минут пятнадцать её не было.
Возвращается, садится в машину, и так мне, реально торжественно:
-Теперь можем ехать!
Видимо, муж разрешил.
Я и поехал… сразу к ней, отвозить.
-Я бы её там, на кладбище, и оставила, на твоём месте, - офигевает Лиза.
-Честно? Хотел уехать, просто пожалел. А она, как будто ничего такого не случилось, такая удивленная, мол, "а мы что, не к тебе разве?".
Извини, говорю, я сегодня уже устал, давай в другой раз пересечёмся.
По-моему, она на меня обиделась даже немного, видно, настроилась уже.

Приезжаю домой, лезу в ноут, там она уже в онлайне и сообщение от неё в анкете, типа, извини, если напугала тебя, но ты ж должен понять, муж был мне дорог и я не могла вот так, перед ним не извинившись… для меня другой мужчина - это такой серьёзный шаг… бла-бла… что ты делаешь завтра, приглашаю к себе на кофе…

Какой кофе! У меня травма на полжизни после такого! Я вообще анкету сразу выпилил.
Она, конечно, поняла, что сообщение прочитано. Чуть позже смс прислала, мол, чего молчишь, удалился…
Я ничего не стал ей отвечать.
И слава богу, она больше не писала.
________

© Екатерина Безымянная

Изображение
Аватара пользователя
ПОЛИП
 
Сообщения: 124
Зарегистрирован: 23 ноя 2016, 12:16
Откуда: Паскевича 7А

СообщениеСообщение было удалено | удалил: матрёшка | 03 янв 2017, 09:51.

СообщениеСообщение было удалено | удалил: матрёшка | 03 янв 2017, 09:56.

Сообщение Максим-лесник » 09 мар 2017, 21:08

"Многочисленны также и случаи явления обыкновенных людей своим близким. В одном селе жила почтенная чета: старик, заштатный священник, отец Г. и старушка, жена его. Жили они очень долго и, как говорится, душа в душу. Отец Г. хлебосол, приветливый и ласковый со всяким, а главное, благочестивый и добрый, приобрел уважение у многих в окрестности. Но всему бывает на свете конец: отец Г. занемог, слег в постель и, напутствованный христианскими таинствами, тихо и мирно перешел в вечность, оставив горько оплакивавшую его спутницу жизни. Вот уже минул и год после его смерти. Старушка, жена его, накануне годичного о нем поминовения, после разных хлопот легла немного отдохнуть. И вот видит во сне покойного мужа. С радостью бросилась она к нему и начала его расспрашивать: что с ним и где он теперь находится? Покойник отвечал: «Хотя я и не обязан с тобою говорить, но так как при жизни не было у меня от тебя никаких тайн, то скажу, что, по милости Божией, я не в аду; скоро и ты последуешь за мною, готовься к смерти через три недели после этого дня».

Покойник медленно удалился, как бы не желая с нею расстаться, а старушка, проснувшись, радостно стала всем рассказывать о свидании с покойным мужем. И действительно, ровно через три недели она мирно скончалась.
...........................................


«В ночь с 28 на 29 сентября снилось мне, - передает граф М. В. Толстой, - будто стою я у себя в зале и слышу, из гостиной раздаются голоса детей. Смотрю, проходят мимо меня в залу разные дети и между ними Володя, наш недавно умерший сын. Я с радостью кинулся к нему, он улыбается мне своею прежней ангельской улыбкой. Я протянул к нему руки: Володя, это ты? Он кинулся мне на шею и крепко, крепко обнял меня. Где ты, моя радость, ты у Бога?
- Нет, я еще не у Бога, я скоро буду у Бога.
- Хорошо ли тебе?
- Хорошо, лучше, чем у вас. А у вас я часто бываю, все около вас. Я все почти один, только Мария Магдалина со мною бывает. Иногда мне делается скучно.
- Когда тебе скучно?
- Особенно, когда плачут обо мне. А меня утешает, когда обо мне молятся, когда дают бедным за меня. Я все молюсь, молюсь за мамашу, за вас, за братьев, за Пашу (сестру), за всех, кто меня любит. Милую мою мамашу обнимите за меня, вот так, крепко.
- Ты с ней повидался бы, моя радость.
- И повидаюсь, непременно повидаюсь.
- Когда же?
- Когда плакать перестанет.
Тут послышался голос моей жены из коридора, я обернулся туда к ней, потом взглянул назад - его уже нет».

http://www.saveoursouls.ru/pressa.aspx?PressaID=1461
………………….

«…И наша молитва за наших дорогих покойников является средством духовного общения с нашими усопшими отцами, братьями, сестрами, детьми, является путем передачи им голоса нашего сердца. Мы молимся об их упокоении, мы просим у Господа милости для них, дарования Царства Небесного. И наша молитва за собратьев не может остаться не услышанной Тем, Кто слышит каждый вздох верующего человека, даже ещё не вырвавшийся из груди. И по нашим молитвам, по молитвам всей Церкви об усопших Господь посылает утешение и облегчение душам тех, которые отходили к Нему хотя бы с зачатками веры, хотя бы с началом и не доведенным до конца покаяния в своих делах.

Ещё большее значение имеет для душ усопших, для их посмертного утешения и для облегчения их участи Бескровная Жертва, приносимая за Божественной Литургией. Святитель Димитрий Ростовский говорит: «Если бы только мы могли себе представить, с каким волнением ожидает душа усопшего той минуты, когда ты войдёшь в храм Божий, когда подашь его имя для поминовения, когда вынется частица за упокой его души! Каким радостным трепетом наполнится его душа, когда эта частица, по уставу Церкви, опускается в Святую Чашу, омывается Святой Кровью Христовой при молитве совершителя богослужения: «Отмый, Господи, грехи поминавшихся зде Кровию Твоею честною!»

Когда мы сами будем там, мы почувствуем, как будем нуждаться в этой молитве о себе, с каким трепетом будем ожидать молитвы тех, кто останется жить после нас и будет приносить молитву за нас пред Господом.

Молитва – это не только средство общения нашей души с душой усопшего, но это – доброе дело, дело любви, какое каждый из нас во имя любви к Спасителю творит в отношении тех близких и дорогих, с которыми мы вместе жили, вместе молились, вместе воздыхали в дни поста вздохами покаяния в своих грехах и вместе предстояли пред Святой Чашей.

Если ты хочешь сделать еще другое доброе дело душе усопшего, подай в память его милостыню бедному, сделай еще что-нибудь доброе по велению твоего сердца во имя упокоения и спасения души дорогого тебе человека.

Через эти добрые дела, какие мы совершаем во имя умерших, Господь подает их душам Свое благословение, Свою Отеческую любовь. Он – Всеправедный Судия и Отец людей, Он ли не воздаст за наше малое дело Свою любовь тем, кого мы поминаем, во имя кого мы совершаем это доброе дело? Он – Сладчайший Утешитель всех скорбящих и унывающих и, принимая из наших рук, нашего сердца дела любви, совершаемые во имя усопших, Он ли не ответит Своими милостынями душе того, чье имя мы носим в своем сердце и во имя кого мы творим доброе дело? …»

(с)митр. Н.Ярушевич, слово «Сила любви», 1951г.
………………………………………..




"Одна женщина каждую неделю заказывала по две просфоры в день — одну за здравие её знакомых и родственников, а другую — за упокой. Одна из прихожанок того храма поправила её:

"Зачем тебе тратить деньги, достаточно заказывать только просфору о здравии". С тех пор женщина стала заказывать только просфору за здравие.

После этого ей приснился сон: как она стоит в Троицком соборе в Риге на службе - и к ней вдруг выходит митрополит Рижский и Латвийский Леонид, позвал её к себе и говорит:

"Посмотри сюда!". Она заглянула в алтарь и видит, что у жертвенника стоят больше ста человек, протянувших руки к небу и молящих Бога помиловать их. Владыка Леонид указал ей на этих людей и сказал:

— Просфора пятьдесят копеек стоит, а сто двадцать человек ждут её - дожидаются. В её записках за упокой как раз сто двадцать человек указаны были. За всех них священники вынимали частички каждый день.

И женщина снова стала заказывать по две просфоры.

За наши молитвы и милостыни, души тех, кто после смерти тела попал в ад, получают прощение грехов, избавляются от ада. А если душа попала в рай, то этой душе ещё большее блаженство явлено бывает."

http://www.logoslovo.ru/forum_std/all/s ... _4_122141/
…………………………………………………………..

«..Постоянно начал поминать по именам всех своих однополчан после одного случая. Вижу я сон: кушетки стоят и на них лежат солдаты. Я подошел к одному из них и узнал погибшего на фронте Мешкова Николая Митрофановича из Харькова, очень удивился, что он живой. А он говорит мне с печалью:
– Вот, сколько лежу – и никто не помянул!
С тех пор всех поминаю, кого помню, и особенно медицинских сестричек Машу, Ларису, Леночку, которых замучили немцы.»
http://alexandrtrofimov.ru/?p=1338&page=2
………………

«Велика польза от Божественной литургии, от поминовения. И особенно несомненна эта польза для тех, кто покаялся, у кого была малая закваска добродетелей, но кто по причине нерадения, лени и откладывания на потом не успел замесить хлеб добрых дел. Таким людям этот недостаток по богатству милости Божией восполняют молитвы Церкви и частные молитвы, милостыня, дела человеколюбия и прочее. Святой Кирилл Иерусалимский говорит, что во время литургии огромную пользу получают все поминаемые, о которых творится молитва.

Новая преподобная из Малой Азии – Фотиния – как-то в исступлении видела священнолепного мужа, наподобие иерея, и он говорил ей: «Дочь моя, подавай имена священнику, чтобы он потрудился в поминовении их, ибо великую пользу получают души умерших! Смотри, не забывай подавать священнику имена!». 

   (с) старец Ефрем Мораитис https://azbyka.ru/otechnik/Efrem_Svyato ... ovety/18_1
……………………………………………………


Записки казанского протоиерея Бориса Филипповского

Видение Анной Алексеевной мытарств и загробной жизни

14 сентября по старому стилю (27 сентября по новому) 1940 года, то есть в самый праздник ВОЗДВИЖЕНИЯ Честнаго и животворящего Креста Господня, я, в то время (с 1939 года) уже заштатный протоиерей, был приглашен в Суконную Слободу города Казани на Лаврентьевскую улицу в дом № 30 хозяйкой этого дома, некоей Ксенией Ивановной, на поминовенный обед по своему мужу Феодору, так как исполнилось полтора года со дня его кончины.

Вместе со мной было приглашено еще несколько человек штатного и заштатного духовенства: священников, диаконов и человек 20 мирских граждан. В числе последних, то есть мирских, мы и увидели за столом некую гражданку Анну Алексеевну, мне лично до сих пор незнакомую.

И вот эта Анна Алексеевна чрезвычайно заинтересовала нас, духовенство и мирян, неожиданным рассказом о чудесном видении загробного мира и мытарств, которое было неделю тому назад, 8 сентября, то есть под праздник РОЖДЕСТВА БОГОРОДИЦЫ. И продолжалось ровно 4 часа с 11 ночи до 3 часов утра.

Люди могут по-разному отнестись к этому рассказу в зависимости от личных взглядов и верований. Люди, скептически и недоверчиво относящиеся ко всему чудесному, люди маловерующие или даже прямо неверующие в невидимый загробный мир, назовут рассказ, помещенный ниже, «фантазией души во сне» или еще хуже - намеренной выдумкой со стороны Анны Алексеевны. А некоторые, хотя и верующие христиане, но осмотрительные в подобных случаях, напомнят, что Святая Православная Церковь устами своих Учителей и Отцов, строго и настойчиво приказывает осторожно относиться ко всем снам и явлениям. Ибо бывают сны от Бога, бывают сны и видения и от врага - сатаны, и, наконец, чаще всего сны являются результатом дневной, душевной и телесной деятельности человека. Святыми Отцами даны и подробные указания к различению святых снов от пагубных. Вражий сон или видение, всегда имеет окончательную цель довести человека до греха или до духовной прелести - гордости и самомнения. Сны и видения от Бога - наоборот! Они известны нам по первым страницам Евангелия, повествующим о явлении Ангела Божия Иосифу Обручнику и волхвам. А потом, в продолжение 1900 лет существования христианст¬ва на земле, история знает бесчисленное множество хорошо проверенных фактов Божественных явлений и откровений, чаще всего во сне, «тонком сне», по выражению Святых Отцов. Цель их всегда противоположна цели вражьих «откровений»: польза душевная, помощь в спасении, вразумление, предостережение и подкрепление в болезнях и страданиях, напоминание покойников, которых забыли поминать родные, благодарность по¬койников за поминовение о них. Наконец, воля Господня, чтобы христиане имели, насколько это возможно и полезно, познание и представление о посмертной участи и загробном мире.

Вот всегда цель и действия посылаемых от Бога вещих сновидений!

Я всегда помнил и помню эту необходимость осторожного подхода и к чужим рассказам, и к своим собственным сновидениям. Никогда я не осмелюсь верить ВСЯКОМУ СНУ, как бы заманчиво не было ему поверить! И, тем не менее, когда я слушал чрезвычайно интересный и подробный рассказ гражданки Анны Алексеевны о четырехчасовом видении «иного мира», я старался приложить этому рассказу мерку: Божий ли это сон, или вражий, или фантазия - выдумка самой Анны Алексеевны с целью подурачить нас, слушателей, и посмеяться потом над нами? Или это простой сон, когда душа во сне фантазирует? Положа руку на сердце искренно и убежденно ответил сам себе, что в данном случае это не простой сон и не выдумка Анны Алексеевны. И не от врага-сатаны это видение, а сон – особенный, даже не сон в точном смысле, а ВИДЕНИЕ, посланное от Бога для благих целей Благого Спасительного Промысла Божия. Многое меня убедило в этом!

Не могла необразованная и неначитанная женщина выдумать такие выражения, которые ей ранее были неизвестны: «в тонком сне»… или «состояние души по выходе из тела»! Не было у нее и цели дурачить нас выдумками-фантазиями, да и не сумела бы она составить такой рассказ. Не мог и враг послать такой сон, результатом которого после рассказа явилось доброе дело – поминовение Мани. Не могла Анна Алексеевна, когда сидела за столом, знать и предвидеть, что через две недели она совершенно внезапно скончается, а этот сон, как видно из ее последних слов: «Вся жизнь отошла от меня, и я от жизни», очень много содействовал подготовке Анны Алексеевны к загробной жизни. А нам, верующим христианам, дал, кроме того, еще много неизвестных до сего времени, но чрезвычайно интересных подробностей о загробной нашей участи и о жизни отшедших от нас душ, например, о Пасхальной Неделе в райских обителях Отца Небесного.

Вот почему я лично (да и другие, сидящие за столом), затаив дыхание, с величайшим вниманием слушали рассказ Анны Алексеевны, стараясь не пропустить ни одного слова!

Я хорошо запомнил его, и, придя домой, постарался буквально записать от слова до слова, чтобы рассказать родным и знакомым. Вот он.

-Что я скажу вам, отцы, братия. Что со мной случилось! Это было неделю тому назад, под самый праздник Пресвятой Богородицы! До сих пор не могу придти в себя. Бог весть, в теле или без тела, во сне или наяву, скорее в «тонком сне», а только я ЧЕТЫРЕ часа была в загробном мире!

Легла я с вечера и заснула. Только бьют часы 11, как я вижу, что выхожу из тела! Тело лежит на кровати, а я стою среди комнаты и дивлюсь: как же это так? Я смотрю на самое себя, как все равно на скинутую одежду?! Хотела ощупать саму себя рукою, рука моя прошла насквозь через тело (то есть саму себя)! И вдруг около меня появился Ангел. Взял меня за руку и прямо через стену вынес на улицу, и мы стали подниматься все выше и выше вверх. Одно только скажу вам, братие, что нечистой силы я вовсе не видала! (Как эти слова Анны Алексеевны сходятся со словами о. Иоанна Кроншадтского! Он в одной из проповедей говорил, что христиане последних времен хоть и будут проходить мытарства, но нечистых духов не увидят, так как при жизни натерпятся от них.) Долго ли мы поднимались? Не знаю... и вдруг... остановились, и в руках Ангела я увидела две грамотки: на одной из них написаны добрые мои дела, а на другой бумаге - грехи мои! И Ангел стал проверять их. Против каждого греха он старался найти доброе дело, чтобы загладить грех. А я заплакала и спрашиваю:

-Ангел Божий, куда ты меня ведешь?

Он спокойно отвечает:

-По мытарствам.

А я все плачу и опять спрашиваю:

-Ангел Божий, а если, я не оправдаюсь на мытарствах?

Он ласково улыбнулся и отвечает мне:

-Пойдешь в ад.

-Значит, я тогда погибну?

-Нет, это не значит, что обязательно погибнешь, если и пойдешь в ад. По милости Церкви можешь быть спасена и избавлена от ада.

А я от последних слов еще больше заплакала. Ангел же Божий ласково улыбнулся и говорит:

-Раба Божия Анна, чего же ты плачешь? Надо было плакать о своих грехах, пока была на земле! Там каждая капля слез на пользу… а здесь, сколько ни плачь, - бесполезно.

Сколько времени стояли мы в воздухе с проверкой моих дел - не знаю. И опять Ангел взял меня за руку, и опять стали подниматься, и снова - остановка и проверка грехов и добрых дел!

Сколько было таких остановок - не знаю и не помню! И вдруг вижу: идет навстречу мне, как бы плывет по воздуху моя подруга детства Маня, умершая давно, оставив дочь, которая сейчас на гражданской службе. Поравнявшись со мною, Маня говорит:

-Анна Алексеевна! Когда ты вернешься на землю, спроси у моей дочери, почему она никогда не поминает меня, свою родную мать? Я поэтому до сих пор еще не дошла до Чертогов Божиих, хотя понемногу приближаюсь к Ним.

А я спрашиваю:

-Почему же ты все-таки понемногу приближаешься к Чертогам? Ведь тебя никто не поминает?

-А у вас на земле, каждый день бывает Литургия. Как только помянут в церквах: «Всех ПРАВОСЛАВНЫХ ХРИСТИАН», и меня это касается, и я в числе всех, и я делаю один шаг к Чертогам Божиим. На один шаг приближаюсь к Ним! А в Родительские поминовенные дни на пять шагов. А в Троицкую Родительскую Субботу на десять шагов, а все еще не дошла!

Сказала и уплыла, как бы растаяла в воздухе! И вдруг вслед за Манею идет навстречу мне по воздуху совершенно незнакомый мне старик, держит в руках большое деревянное блюдо, на котором лежит огромная просфора, величиной с большой каравай хлеба, и так весело говорит:

-А меня вот на земле поминали 40 дней, и я поэтому живу в Чертогах Божиих!..

-А что вы там делаете?

-А мы поем Пасху! А когда у вас на земле бывает Пасхальная Заутреня, у нас здесь Литургию совершает САМ ГОСПОДЬ ИИСУС ХРИСТОС! И на этой Пасхальной службе мы все видим Господа, во всей Его Славе! Один раз в год видим Его, а с мучениками Он всегда в раю. Мученики Его всегда видят. А мы, обыкновенные души, - раз в году, и то потом всю Пасхальную Неделю отдыхаем, как все равно дремлем, от видения Славы Божией. Так трудно, ослепительно обыкновенной душе видеть Господа во всей Его славе! У нас и райские яблоки поспевают ко дню вашей земной Пасхи. Кто подавал милостыню и не скупился, для тех очень сладкие. А кто хоть во время своей земной жизни и подавал милостыню, но в душе жалел, скупился, для тех менее сладкие…

Сказал и проплыл мимо меня - скрылся!

И вдруг вижу опять своего Ангела - спутника, ведет какого-то молодого человека. Ангел положил ему свою руку на темя, нажал, и молодой человек куда-то провалился, как в овраг какой-то, как сквозь землю… Там где-то крики и плач... Ангел говорит мне:

-Это - отрекшийся от Бога.

На этом видение мое и кончилось. За перегородкой пробило три часа, и от боя часов я вся в слезах пришла в себя проснулась. Следовательно, сон мой продолжался ровно ЧЕТЫРЕ ЧАСА, с одиннадцати до трех.

Прошел месяц после этого поминовенного обеда, за которым мы услышали этот замечательный рассказ. Все время мне хотелось снова встретиться с Анной Алексеевной и попросить ее повторить свое повествование, но адреса ее я не знал, а сходить к Ксении Ивановне, которая устраивала тогда обед-поминовение по мужу, все как-то не собрался, времени не было.

И вот прошел месяц. Еду утром в Кладбищенскую церковь к Литургии и вдруг вижу - идет Ксения Ивановна. Я обрадовался ей:

-Ксения Ивановна! У меня к Вам просьба: скажите адрес Анны Алексеевны, сведите меня с ней, я хочу, чтобы она снова еще раз мне лично повторила свой сон.

А Ксения Ивановна вдруг, к моему великому удивлению, отвечает:

-Да что вы, батюшка! Разве не знаете, что она две недели тому назад умерла в одночасье?! Мы ее и хоронили здесь.

У меня от ужаса связался язык! Как же? Совершенно здоровая женщина ЗА ДВЕ НЕДЕЛИ ДО СВОЕЙ КОНЧИНЫ видит во сне, как проходит мытарства, видит подробности загробного мира, рассказывает нам всем, а через нас еще многие-многие христиане могут узнать до сих пор неведомое, важные подробности, и потом вдруг умирает! …Разве это не чудо?! Разве не доказательство правдивости и искренности Анны Алексеевны и что это ей было дано от Бога с благою целью Промысла Божия для нее и для всего христианского мира?!

Что этот сон был полезен для самой Анны Алексеевны, для ее душевного, вечного спасения - это доказывают ее слова. Когда за поминальным обедом она закончила свой рассказ, то прибавила:

-Теперь, Отцы духовные, когда я побыла на том свете, когда сподобилась увидеть все эти страхи, мне теперь ничего на земле не страшно и ничего не нужно! Ничего не боюсь и ни в чем, кроме слез, не нуждаюсь. Хоть меня к стенке сейчас, хоть в тюрьму сажай - ничего не боюсь! Вся земная жизнь отошла сразу от меня, и я от нее...

Она говорила, что Ангел, проверяя ее грехи на мытарствах, напомнил ей и такие грехи, которые она почему-либо забыла! ... Вот польза сновидения для самой Анны Алексеевны! А для всех верующих христиан рассказ Анны Алексеевны дает очень много до сих пор неизвестных сведений и подробностей о загробном мире, о пользе покаянных слез и поминовения, о том, как наш праздник праздников - ПАСХА - отмечается в Обителях Отца Небесного.

Вот, по собственному моему слабому мнению, какие полезные выводы можно сделать из рассказа Анны Алексеевны.

-Мы, христиане, привыкли представлять мытарства так, что душа проходит в сопровождении двух Ангелов воздушные пространства, встречает полчища злых духов, в «руках» у которых списки непокаянных на исповеди грехов наших и злых дел. (А в чем человек раскаялся на исповеди, благодать Божия изгладила, и духи не находят этих записей). Злые духи предъявляют грехи и пытаются вырвать душу из рук Ангелов, а Ангелы стараются против каждого греха найти соответственное доброе дело… Но, как здесь видно, мытарства, то есть предварительный частный суд, могут быть пройдены и без злых духов, с одними добрыми Ангелами.

Отец Иоанн выражал мнение, что, по справедливому Суду Божию, человек, если натерпится в земной жизни от злых духов, в образе слишком злых людей, если на земле, так сказать, уже пройдет «мытарства», то после смерти уже не увидит злых духов. Это и исполнилось на Анне Алексеевне. Она хоть и проходила мытарства, но с Ангелом-Хранителем. В руках у него были и списки ее грехов, и списки добрых дел Анны Алексеевны.

На земле, во время нашей земной жизни, каждая капля слез покаянных на пользу и во спасение, по словам Ангела. Пример этому платок, намоченный слезами умирающего разбойника. Там же хоть целые века проливай море слез - бесполезно!

Как полезна для спасения души христианской Литургия, Божественная Литургия на земле! И не только для тех, кого на ней по имени поминают! Но даже одна фраза: «И всех православных христиан, да помянет Господь Бог во Царствии Своем…», которой мы мало придаем значения, мало в нее вслушиваемся, эта фраза приносит огромную пользу душам, и они каждый день понемногу приближаются к Обители Отца Небесного. А от родительской службы еще сильнее польза! Из всех родительских самая сильная и самая полезная для душ человеческих - это Троицкая Суббота!

Господь Иисус Христос сказал: «В доме Отца Моего Обители многи суть», указывая на чрезвычайное разнообразие селений оправданных душ. И здесь, в рассказе Анны Алексеевны, старик отличает «чертоги», в которых пребывают оправданные души, от рая, где мученики и все Святые видят Господа.

Ослепительное действие видения Славы Божией на обыкновенные души во время Небесной Пасхальной службы, после которой души отдыхают от этого видения всю неделю, психологически вполне понятно. Ведь не можем же мы на земле смотреть прямо на солнце? А во всех Святых книгах неизменно говорится, что Свет Сияния Славы Божией во много раз превосходит солнечный!

Можем ли мы вообразить эту Небесную Пасхальную службу, когда Сам Воскресший Христос совершает Литургию?!! Миллионы Ангелов поют неизъяснимо сладостно! Миллионы Ангелов прислуживают, миллиарды Ангелов присутствуют! Миллионы Святых Угодников и умерших душ христианских в изумлении и восторге молятся и восхваляют Спасителя!

Это великолепие не вообразить!!! Не описать слабой душе человеческой!

Цветы и яблоки райские, о которых говорил старик Анне Алексеевне. Скажи об этих райских яблоках кому-либо неверующему, он только посмеется, спросит: «А где они растут?» А мы, верующие, хорошо и твердо знаем, что и цветы, и яблоки эти существуют, хотя и не можем, пока мы живем на земле, ответить, где эти Обители Отца Небесного. Святые Отцы на этот вопрос дают только один ответ: «Вне пределов этого мира!»

http://www.tatarstan-mitropolia.ru/libr ... fedora/#a9

https://sv-alexey.jimdo.com/%D0%BF%D0%B ... %BD%D1%8B/
Максим-лесник
 
Сообщения: 29
Зарегистрирован: 01 дек 2015, 15:48

Сообщение Максим-лесник » 02 апр 2017, 21:16

«..всем Православным Христианам желаю не жалеть времени и сил на молитвы о своих усопших родственниках и вообще всём роде человеческом от Адама до наших дней! И записки подавать, и в утреннем и вечернем правиле поминать их, а еще после трапезы.

Довелось и мне услышать несколько рассказов, подтверждающих важность поминовения усопших.

Одна пожилая женщина всю жизнь была верующей и воцерковленной, а вот сын её - в духе времени - был атеистом, хоть в детстве и крещён был. Так случилось по промыслу Божиему, что сын упокоился раньше матери. Конечно, она горячо молилась об упокоении его души. Читала канон Преподобному Паисию Великому (об избавлении от мук умерших без покаяния). И вот через некоторое время видит она сына во сне - будто он ей говорит: "Благодарю тебя, мама! Я тебе молитву должен". Женщина та, порадовавшись, молиться не перестала, всё так же прося Господа о душе своего сына. Еще через некоторое время опять видит его во сне. На этот раз он, сияя от радости, ей сказал: "Ну всё, мама, твоими молитвами переводят меня!".
Прочитав все материалы этой темы, можем догадаться, откуда и куда переводят.

Другой подобный случай произошел с моей родственницей. Муж ее был крещен, изредка посещал Храм, но образ жизни вёл далёкий от христианского. И вот в семье горе - у мужа обнаружен рак - прогноз врачей неутешителен - осталось ему пол года, не больше. Больной собрался с духом, исповедовался, причастился. Проходил лечение, но болезнь взяла своё - через пять месяцев после постановки диагноза - упокоился. Провели отпевание, похоронили по Православной традиции. Жена, сестра и дочь в течение 40 дней читали канон за единоумершего. И, конечно, заказали сорокоуст за упокой.
Накануне сорокового дня жена видит сон - как усопший муж её, весь одетый в белое, прощается с ней, и с другими людьми, тоже в белых одеждах, отправляется куда-то в путь.

Братья и сестры во Христе, дай Бог нам сил не забывать об ушедших родных - им наши молитвы очень нужны!
Простите, Христа ради...»
http://forum.sibmama.ru/viewtopic.php?p ... 9#85661049
Максим-лесник
 
Сообщения: 29
Зарегистрирован: 01 дек 2015, 15:48

Сообщение Максим-лесник » 18 апр 2017, 21:31

.................................................


История диакона Пасхазия

Был в Римской церкви, повествует Григорий Двоеслов, диакон, по имени Пасхазий, муж примерной жизни, милостивый к нищим и строгий к самому себе. Когда в его время на место умершего папы Римского представлены были избирательному собору два лица - Лаврентий и Симмах и когда последний был единодушно избран и возведен на епископский престол, то Пасхазий, приверженный к Лаврентию, вознегодовал на избрание соборное, почитая оное неправильным, и в сем грехе негодования на пастырей, посвящавших Симмаха, скончался.
Спустя некоторое время после своей кончины, Пасхазий является епископу Герману и говорит ему: "Я нахожусь на месте наказания за то, что, держась Лаврентия, думал против Симмаха; но ты помолись Господу, и если чрез несколько дней я не явлюсь тебе снова, то знай, что молитва твоя услышана".
Благочестивый епископ исполнил просьбу; и так как нового явления не последовало, то он уверился, что его смиренная молитва снискала душе Пасхазия вечное успокоение ("Слово о почивших в вере" - Хр. чтение, 1827, ч. 26).
* * *

Видение вечных мучений

Один из афонских подвижников открыл святогорцу, известному отцу Серафиму, следующее: "Причиною моего вступления в монашество было видение во сне загробной участи грешников. После двухмесячной болезни я пришел в сильное изнеможение. В этом состоянии я увидел двух юношей, вошедших ко мне. Они взяли меня за руки и сказали:
- Следуй за нами!
Я, не чувствуя болезни, встал, оглянулся на свою постель и увидел, что тело мое лежало спокойно на постели. Тогда я понял, что оставил земную жизнь и должен явиться в загробный мир. В лице юношей я узнал Ангелов, с которыми и отправился. Мне показаны были огненные места мучений; слышал там вопли страдальцев. Ангелы, показывая мне, за какой грех какое назначено огненное место, прибавили:
- Если и ты не бросишь своих привычек к греховной жизни, то - вот и твое место наказания!
Вслед за тем один из Ангелов восхитил из пламени одного человека, который был черен, как уголь, весь обгорел и с ног до головы окован. Тогда оба Ангела приступили к страдальцу, сняли с него оковы - и вместе с ними исчезла вся его чернота: он стал чист и светел, как Ангел. Потом Ангелы облекли его в блестящее одеяние, подобное свету.
- Что значит это изменение сего человека?, - решился я спросить Ангелов.
- Это грешная душа, - отвечали Ангелы, - быв отлучена от Бога за свои грехи, должна бы вечно гореть в этом пламени; между тем родители этой души подавали много милостыни, делали частые поминовения за литургиями, отправляли панихиды, и вот ради родительских молитв и молитв св. Церкви, Бог умилостивился, и грешной душе даровано совершенное прощение. Она избавлена вечного мучения и теперь предстанет пред лицо своего Господа и будет радоваться со всеми Его святыми.
Когда видение кончилось, я пришел в себя и что же увидел? Вокруг меня стояли и плакали, приготовляя тело мое к погребению" ("Странник", 1862 г., Май).
http://www.pravzhurnal.ru/Preobrazhenie ... rshih.html
………………………………



Рассказ сельского священника


«..Расскажу о нескольких запомнившихся мне событиях, связанных с темой нашего разговора.

Одной моей прихожанке явился во сне односельчанин. При жизни он был убежденным атеистом, гонителем веры и Церкви. Ей приснилось, что этот человек стоял около развалин часовни, которая была некогда на краю деревни, и говорил, указывая на них: «Если бы раньше, при жизни, я хотя бы изредка смотрел на это святое место, хотя бы один раз задержал взгляд, теперь мне было бы легче». Вот какова сила святыни! Даже разрушенной и поруганной…   

Мой дядя в молодости и средних летах был верующим человеком, посещал храм Божий, читал Священное Писание. Но, поддавшись духу времени, он потерял веру в Бога. Перестал ходить в церковь, убрал из дома святые иконы. Более того, даже в мыслях он стал безбожником, проповедуя атеизм. Вместо молитв он стал заниматься гимнастикой. Но и к нему пришла смерть. Будучи восьмидесяти лет, он слег. На смертном одре он метался, хрипел, пытаясь что-то сказать, и все время указывал рукой в святой угол, где должны были висеть (но не висели) иконы. Что-то ужасное окружало его, надвигалось, давило, и не было у него защитников, предстателей, ходатаев к Богу, ибо он сам однажды добровольно отказался от них. 
  
У одной моей прихожанки умер родственник. Он был некрещеным. Движимая чувством сострадания, эта женщина пришла ко мне и спросила: как облегчить его загробную участь? Церковная молитва за некрещеных недопустима. Поэтому я посоветовал ей раздавать за усопшего милостыню, а именно – душеспасительные книжки: ведь, может быть, кто-то, прочитав такую книгу, примет Таинство Крещения, изменит к лучшему свою жизнь и это будет самой богоугодной жертвой за усопшего некрещеного. Через некоторое время эта женщина пришла ко мне и рассказала, что видела умершего во сне. Он сидел и читал одну из тех книг, которые она раздавала: значит, принял Господь эту жертву.   

У многих, даже и верующих людей, представления о нашем долге по отношению к усопшим запутаны и неправильны. Считают, что необходимо первым делом устроить пышные поминки с обильным застольем, водкой и редкими яствами; потом – поставить на могиле дорогой памятник, чтобы знакомые не осудили за скупость.

Как заблуждаются эти люди и, более того, какой вред приносят своим дорогим и любимым умершим родственникам и близким! Подумайте о том, что водка, выпитая за упокой души усопшего, льется ручьем на ту чашу весов, на которой сложено бремя его грехов, а ведь она и так тяжела! Надо облегчить ее! Как? Молитвой церковной: обедни, сорокоусты; молитвой домашней: чтением Псалтири, милостыней…   

Были в моей служебной практике такие случаи. Как-то подошла ко мне одна женщина и рассказала, что недавно похоронили они своего сродника, поставили на могилу гранитный памятник. И вот является ей во сне усопший и жалуется, что этот тяжелый могильный камень очень давит и мучает его. Я объяснил ей, что могилу освящает крест, желательно деревянный. Ведь крест – это орудие нашего спасения, нашего искупления. При жизни мы носим крест на груди, прикладываемся ко кресту в храме Божием, осеняем себя крестным знамением, и после смерти место нашего упокоения должно освящаться крестом, но никак не куском гранита или мрамора. 
  
Другой моей прихожанке явился во сне, вскоре после похорон, сродник и сказал: «Все хорошо, да вот только хомуты мне сильно мешают». Хомуты – это венки, которыми заваливаем мы могилы наших умерших. А ведь это наследие языческих обрядов, православный обряд погребения такого не требует.   

Был и такой случай. Как-то я отслужил литию по усопшей. После этого, ночью, явилась эта усопшая во сне своей сестре и благодарила. Говорила: «До сих пор на мне как бы камень лежал, а теперь он снят». Вот каково значение литии! 
  
Однажды пригласили меня совершить требу на дому. Деревня эта, куда следовало мне идти, расположена была в пяти километрах от нашего прихода. Я смог выбраться только под вечер, уже смеркалось. Закончил совсем поздно, поэтому пришлось остаться на ночь. На рассвете меня разбудил стук в дверь. Пришла молодая женщина, жительница этой деревни. Чувствовалось, что находится она в состоянии сильного волнения. Сначала, увидев меня, она застыла, словно потрясенная чем-то, потом вдруг стала что-то быстро объяснять. А произошло вот что. Ночью явился ей во сне умерший несколько лет назад свекор и сказал: «В деревню пришел священник, находится он там-то и там-то (назвал место, где я ночевал), пойдите, попросите его, чтобы отпел меня, а то ведь я лежу у вас неотпетым». Женщина рассказала мне, что в то время, когда умер ее свекор, у них не было священника, поэтому и схоронили его без отпевания. И вот что было особенно удивительно: эта женщина видела своего свекра лишь один раз – когда он лежал уже в гробу, при жизни она его не знала и никогда не разговаривала с ним. Надо сказать, что я не люблю отпевать заочно, но здесь была особая нужда (виделся Промысл Божий о покойном); поэтому в этот же день мы его отпели.   

В пятницу на Светлой седмице догоняет меня женщина и со слезами говорит: «Батюшка, не надо ли еще раз отпеть мою дочь?» А произошло вот что: в то время, когда эта женщина была в отъезде, в могилу ее дочери самовольно захоронили покойника. Женщина приехала домой и в первую ночь видит во сне умершую десять лет назад дочь, которая говорит ей: «Мама, я сама грешница, но зачем положили в мою могилу пьяницу?» (действительно, потом выяснилось, что подхоронена была женщина, до смерти опившаяся водкой). Утром мать кинулась на кладбище и с удивлением увидела свежую могилу. Я объяснил этой женщине, что второй раз отпевать ее дочь не требуется, но надо отслужить панихиду.   

Одна девяностолетняя старушка рассказала, что ей на сороковой день после смерти знакомого псаломщика он явился во сне. При жизни она помогала ему по хозяйству: мыла полы, посуду, стирала. Он с грустью сказал: «Отчего вы так мало молитесь, а ведь для нас нет лучшей помощи, чем чтение Псалтири».

Однажды ко мне пришла креститься девица со своей сестрой, отроковицей. После принятия Святого Крещения они рассказали, что их матери два раза являлся во сне умерший муж и говорил: «Окрести детей».
   
Псковский район, 1994 год   
https://azbyka.ru/otechnik/Valentin_Mor ... -usopshih/
Максим-лесник
 
Сообщения: 29
Зарегистрирован: 01 дек 2015, 15:48

Сообщение Максим-лесник » 25 апр 2017, 14:01

«..Таким образом, братия и сестры, эта временная смерть есть только переход к будущей вечной жизни, и мы веруем и исповедуем, что истинно верующие не умирают, но живут вечно в Господе, что Господь лишь к другой жизни переселяет рабов Своих, и Сам Спаситель сказал, что Бог же не есть Бог мертвых, но живых, ибо у Него все живы. А святой Иоанн Богослов в своем Откровении говорит: «Блаженны мертвые, умирающие в Господе; ей, говорит Дух, они успокоятся от трудов своих, и дела их идут вслед за ними». Поэтому умирающие в Господе христиане не перестают быть членами Святой Церкви, сохраняя с ней и со всеми ее чадами самое действенное живое общение. И для христианина смерть сама по себе не страшна.

«Для меня жизнь — Христос, и смерть — приобретение, — говорит святой апостол Павел, — имею желание разрешиться и быть со Христом, потому что это несравненно лучше». Страшны только грехи, с которыми мы должны будем предстать пред Господом и которые могут разлучить душу с Богом, «ибо смерть истинная не та, которая разлучает душу от тела, но та, которая разлучает душу от Бога», — говорит святитель Кирилл Александрийский.

Смерть — это общая участь всех людей. Сегодня или завтра придет конец кратковременной жизни. Земная жизнь проходит, как мгновение, а будущей жизни не будет конца. И счастлив тот, кто с чистой совестью и радостью ждет смерти, чтобы соединиться со Христом. Поэтому этой земной жизнью надо дорожить, беречь ее всячески и хранить, как святыню Божию. Мы должны всегда радоваться, что живем, и Господа непрестанно благодарить. Давая нам земную жизнь, Бог дает нам время приготовиться к жизни будущей; потрудиться для вечного спасения не только самого себя, но и всех людей, живых и умерших. И в эту краткую жизнь можно много сделать добра всем, и мы должны это делать. Иногда одно слово, сказанное вовремя, служит тысячам в утешение и спасение.

Нет человека, который бы не согрешил и при кончине своей не исповедал себя грешником. Но после смерти человек уже ничего не может сделать, ничего не может принести Господу в умилостивление своих грехов. Помочь усопшим можем только мы нашей молитвой, милостыней и бескровной жертвой. «Напутствуйте меня молитвою, псалмопением и приношениями, — завещал своим братьям преподобный Ефрем Сирин. — Когда же исполнятся четыредесять дней по смерти моей, совершите по мне память, братия мои, потому что мертвым помогают приношения, совершаемые живыми».

Господь оставил нас здесь на некоторое время, чтобы умершие, благодаря нашим молитвам, могли избавиться от вечного мучения, и мы, благодаря их молитвам за нас, получим спасение. Святой евангелист говорит, что не только умершие праведники, но и вообще все усопшие помнят о своих живущих на земле собратиях и молятся о них. В притче о богатом и Лазаре молитва богача не может быть исполнена только потому, что те, о ком она возносится, сами не захотят воспользоваться плодами ее. Оптинский старец схиигумен Антоний в одном из своих писем говорит: «Имена всех родных ваших вписал я в келейный свой синодичек для вседневного поминовения на келейном псалтирном чтении и на канонах заупокойных; ибо и святой апостол Иаков, брат Божий, советует молиться друг за друга.

Мы будем поминать, как умеем, на земле, а отшедшие души будут поминать нас на небеси, и небесная молитва их о нас больше приносит нам пользы, нежели наша о них. И не только праведники, коих души в руце Божией, молятся ко Господу о нашем спасении, но и души грешных тоже заботятся о нас, чтобы мы не попали туда же, где они, и, по евангельской притче, просят Авраама послать в дом кого-нибудь, чтобы он вразумил нас, что нам подобает творить, да избежим мучений».

Поэтому будем усердно молиться ко Господу о наших усопших собратиях. Молитва есть выражение любви нашей к усопшим, а «истинная любовь никогдаже умерщвляется». И молитва много приносит пользы для умерших. «И если чего попросите у Отца. во имя Мое, то сделаю...» — сказал Господь. «Один из богоносных отцов, — говорит преподобный Иоанн Дамаскин, — имел у себя ученика, проводившего жизнь в беспечности и умершего в таком состоянии. Старец, опасаясь за его судьбу, начал о нем молиться, и Господь показал ему ученика, объятого огнем до шеи. Старец еще усерднее стал молиться, и Господь показал ему юношу, стоящего в огне по пояс. Старец еще более усугубил молитвенные подвиги за ученика, и Господь явил ему юношу, совершенно избавленного от огня».

Вот что может сделать молитва. Но, молясь за усопших, мы должны за упокой их подавать еще и милостыню. Милостыня, подаваемая бедным, принимается Самим Спасителем, и бедные всегда вознесут молитвы за того, в память кого получили они подаяние. Вот что говорит святитель Иоанн Златоуст богатому родителю, лишившемуся единственного сына: «Если варвары [то есть язычники] сожигают вместе с умершим принадлежащее ему имущество, то тем более ты должен отослать вместе с умершим принадлежащее ему имущество (раздавая его бедным)... чтобы, если он отошел отсюда грешным, разрешило его от грехов, а если праведным — увеличило его награду и воздаяние».

Но самое важное и самое сильное средство для облегчения участи усопших — это принесение за упокой их бескровной жертвы. Святитель Кирилл Иерусалимский говорит: «Превеликая будет польза душам, о которых моление возносится в то время, как святая предлежит и страшная жертва». В это время Сам Господь Иисус Христос, в пречистых тайнах тела и крови Своих, приносится в жертву за всех и Своею кровью ходатайствует перед Отцом Своим о прощении грехов усопших. Частицы, вынимаемые из просфор на проскомидии, опускаются в святую чашу после причащения и омываются Христовой кровью, а вместе с тем этой же пречистой кровью омываются и души тех, за кого эти частицы вынимаются.

Молясь об усопших, творя милостыню во имя их, надо заблаговременно помышлять и о своей смерти, готовиться к ней, чтобы не перейти в будущую жизнь связанными какими-либо греховными узами и не попасть там в место мучения. Мало ли, много ли Господь судит нам прожить на земле, но то несомненно, что вся настоящая жизнь наша есть дорога к смерти и преддверие вечности, что лучше и драгоценнее христианской кончины, мирной, непостыдной и покаянной, не можем приобрести ничего в этой жизни. Кто благочестиво пребывает в теле, тот благочестиво и разлучается с ним. Кто с Господом живет, тот с Господом и умирает. Кто усердно служит Господу до смерти, тот с Господом будет и после смерти. Где Я, там и слуга Мой будет. Ибо, если мы веруем, что Иисус умер и воскрес, то и умерших в Иисусе Бог приведет с Ним. Аминь.

Илия (Рейзмир), Архимандрит. Проповеди. - серия: "Троицкая библиотека", издатель: "Свято-Троицкая Сергиева Лавра". - с. 167-171.
http://www.tsar-nikolay.ru/news/28
………………………………………..


Протоиерей Философ Орнатский.
О поминовении усопших
Слово, произнесенное в среду, 16 июля 1903 г.за литургией в Успенском соборе
«Начинается великое торжество открытия святых мощей и прославления новоявленного угодника Божия святого Серафима. Уже второй день, как находится на пути в Саров Сам Царь Русской Земли с Государынями Императрицами,а на Руси искони повелось, что где Царь, там и народ своими взорами, своим сердцем. На Саров ныне обращены взоры всей России, и Саровское торжество приобретает значение церковно-народного всероссийского торжества. Счастливы мы, братие, участники сего торжества! Будем же не внешне только соприсутствовать на нем,- будем всем сердцем, верою и любовию переживать его, дабы и нам сподобиться благодати Божией! …

Но что значит поминовение церковное, чем вызывается оно и какую пользу имеет для поминающих и поминаемых? Поминовение пред Богом живых и усопших братии наших есть свидетельство любви нашей к ближним. Сами бессильные помочь ближним, мы просим Всемогущего Господа даровать им здравие, мир, прощение грехов, блага временные и вечные, а так как любовь никогда не прекращается, даже и после смерти наших ближних, то мы молимся и за умерших, испрашивая им прощение грехов, мир и покой за гробом, вечное блаженство в обителях Отца Небесного. Обычай поминать умерших восходит к ветхозаветной древности, в новозаветной церкви он в особенности соединяется с принесением бескровной жертвы Тела и Крови Господних. «Превеликая будет польза душам, о коих моление возносится, когда святая предлежит и страшная жертва»,- говорит святой Кирилл Иерусалимский. Тогда души умерших по вере и молитвам приносящих бескровную жертву усвояют себе силу этой бесценной жертвы, сподобляются милости Божией, получают «мир, ослабление и свободу» от загробных мытарств и вечного осуждения.

Сам преподобный Серафим (Саровский) оставил трогательные уроки любви к ближним чрез молитвенное поминовение их, сам постоянно поминал тех, кои просили его молитв, и просил молитв о себе самом. Когда за четыре месяца до его кончины его посетил один архипастырь, то старец поднес архиерею в подарок четки, пук восковых свеч, обернутых в холстину, и бутылку деревянного масла, затем отдельно он принес ему бутылку красного церковного вина. Все это означало, что старец просит по смерти своей поминать его...

В особенности усердны были молитвы отца Серафима за всех христиан, усопших и живых, в конце его жизни, когда он достиг великого дерзновения пред Богом и небо стало для него родною стихией. В келлии отца Серафима горело много лампад, и особенно много пуков восковых свеч большого и малого размера. Они были поставлены на круглых подносах, и от постоянного их горения в тесной келлии была постоянна жара. Отец Серафим сам объяснил значение этих свеч. «Я имею,- говорил он,- многих особ, усердствующих ко мне и благотворящих моим сиротам (Дивееву). Они приносят мне елей и свечи и просят помолиться за них. Вот, когда я читаю "правило" свое, то и поминаю сначала их единожды. А так как, по множеству имен, я не смогу повторять их на каждом месте "правила", где следует, тогда и времени не достало бы на совершение моего "правила", то я и ставлю эти свечи за них в жертву Богу, за каждого по одной свече; за иных - за несколько человек одну большую свечу, за иных же постоянно теплю лампады, и где следует на "правиле" поминать их, говорю: "Господи, помяни всех тех людей, рабов Твоих, за их же души возжег Тебе аз, убогий, сии свещи и кандила". А что это не моя, убогого Серафима, человеческая выдумка, или, так простое мое усердие, ни на чем не основанное,— то я приведу вам в подкрепление слова Божественного Писания. В Библии говорится, что Моисей слышал глас Господа, глаголавшего к нему: Моисее, Моисее, рцы брату твоему Аарону, да возжигает предо Мною кандилы во дни и в нощи. Сия бо угодна есть предо Мною, и жертва благоприятна Ми есть».

А вот как святой Серафим рассказывал о плодах молитвы за умерших. «Умерли две монахини, бывшие обе игуменьями. Господь открыл мне, как души их были ведены по воздушным мытарствам, что на мытарствах они были истязуемы, потом были осуждены. Трое суток молился я о них, убогий, прося о них Божию Матерь. Господь, по Своей благости, молитвами Богородицы помиловал их: они прошли все воздушные мытарства и получили от Бога прощение».

Так, братие, святой Серафим и словом и примером завещал нам молиться за усопших. …»
http://orthodoxy.stnikolas.ru/biblio/se ... t10_4.html
……………………………

Старец о.Ефрем Мораитис (Филофейский и Аризонский):


".. Но ты же знаешь, как просят о помощи усопшие! Потому что после смерти нет покаяния, а они остались со своими сквернами и пороками и теперь, видя, что помощь живых весьма содействует улучшению их участи, они желают, просят и жаждут, чтобы их поминали. Также они жаждут и того, чтобы в их роду нашелся какой-либо священник или добродетельный христианин, который позаботился бы и о них.

Я напишу тебе об одном видении, слышанном мной из уст епископа, которому я сослужил много лет тому назад. Он рассказывал нам, что был один священник, которого победило вино, и он часто напивался. Так было много лет. В остальном он был добродетелен и благочестив. Однажды по обычаю он выпил вина, захмелел и прежде своего отрезвления пошел и отслужил литургию. Но, по попущению Божию, у него упали Святые Тело и Кровь Господни! Бедняга похолодел от страха, помышляя о великой епитимии от своего епископа!
Когда наконец он поисповедовался, епископ говорит ему:
— Ступай, я извещу тебя, когда тебе прийти. Я дам тебе епитимью.
И вот епископ, будучи наедине, раздумывал и размышлял об этом и, когда взял уже было в свою руку перо, чтобы написать указ о запрещении священника в священнослужении, вдруг видит, как перед ним проходит, будто на экране, бесчисленное множество всякого народа, и все — разного возраста и положения. Епископ пришел от этого в изумление и страх. Тогда все эти люди вместе и говорят ему:
— Преосвященнейший, не накладывайте епитимии на священника, не запрещайте его.
Потом один за другим они стали невидимы.
Епископ зовет священника. В страхе бедный священник помышляет уже о своем запрещении. Епископ спрашивает его:
— Не скажешь ли ты мне, много ли имен ты поминаешь на литургии?
Священник отвечает:
— На проскомидии, владыка, я долго поминаю царей, императоров и даже до последнего нищего.
Епископ говорит ему:
— Хорошо, ступай и, когда служишь литургию, поминай столько, сколько можешь, но смотри, впредь не напивайся. Бог тебя простит.
Впоследствии священник с помощью Божией избавился от пьянства.

http://rusk.ru/st.php?idar=154942
Максим-лесник
 
Сообщения: 29
Зарегистрирован: 01 дек 2015, 15:48

Сообщение тушемля » 25 апр 2017, 19:18

А не пускают поминать . Сегодня - рабочий день с восьми до пяти в Смоленске ( а в Белоруссии и на Брянщине , кстати, был официальный выходной ) , а скоро наверное будут гонять с дубинками от собора и с кладбища.

Весьма симптоматичен запрет Свидетелей Иеговы в РФ. Первой под раздачу попала христианская конфессия , отвергающая насилие. Ну что же , первый шаг к уничтожению религий , кажется , сделан.
དོན་གྲུབ་ གཙང་པོ།
Аватара пользователя
тушемля
 
Сообщения: 4169
Зарегистрирован: 30 авг 2012, 18:48
Откуда: Санкт Петербург,Смоленск,Лёвково.

Сообщение Вездесущий » 25 апр 2017, 21:49

Свидетели отжимали многое, туда им и дорога.. Лет 15 назад уж точно надо было крест ставить :-)
Как-томоябабкаЭммасказала,чтоонаненавидиткитайцев.Еезятьпристыдилее.Онсказал,что безнравственноненавидетьстольколюдейсразу.К.Воннегут
Аватара пользователя
Вездесущий
 
Сообщения: 32537
Зарегистрирован: 14 апр 2006, 10:24
Откуда: Австралия

Сообщение тушемля » 25 апр 2017, 22:01

Вездесущий писал(а):Свидетели отжимали многое, туда им и дорога.. Лет 15 назад уж точно надо было крест ставить :-)


Ага , Гитлер именно с них и начинал . Они тогда назывались "Исследователи Библии".А за цыган , евреев , басков ,каготов и прочих остбалтов - унтерменшей в лаптях - взялся потом...

Дело не в этом . Раньше чуть не силой отправляли на кладбище поминать , а сегодня - уже нельзя . С восьми до пяти , говорят - трабахо , негро...
དོན་གྲུབ་ གཙང་པོ།
Аватара пользователя
тушемля
 
Сообщения: 4169
Зарегистрирован: 30 авг 2012, 18:48
Откуда: Санкт Петербург,Смоленск,Лёвково.

Сообщение Максим-лесник » 29 апр 2017, 17:28

…………………


«..Его (старца Ефрема Катунакского) благоговение особенно проявлялось во время служения Божественной литургии, которую он совершал до самой старости, пока позволяли его силы. Он непрестанно размышлял о завтрашней литургии и молился, чтобы иметь ощущение благодати. На литургии становился явным весь его внутренний мир, пронизанный Богом. Он был возвышенным служителем литургии и неизменно поминал всех, кого знал и помнил, и тех, кто по временам просил у него духовной помощи. Особенную заботу он проявлял об усопших, потому что они отошли в мир иной и, возможно, были преданы забвению. Он рассказывал нам, что часто получал извещения о состоянии тех, кого поминал. Когда он забывал помянуть кого-нибудь, то чувствовал их укор. Он требовал, чтобы после литургии всегда было коливо для заупокойной литии…»
(С) схимонах Иосиф Ватопедский
https://azbyka.ru/otechnik/Iosif_Vatope ... nakskogo/2
………………………….

Из книги архимандрита Тихона Агрикова «У Троицы окрыленные»:

«Один иеродиакон отслужил Божественную Литургию, причастился Святых Животворящих Тайн и возратился в свою келию. Взяв глиняный кувшин, сходил за водой и у самой двери келии упал мертвым. Наместник Лавры вместе с братией горячо молились о нем сорок дней: служили заупокойные литургии, совершали панихиды, поминали имя его на проскомидии. Вскоре после этого в одну из ночей в келию отца Наместника тихо открылась дверь. Входит покойный иеродиакон. Обращаясь к перепуганному Наместнику, он говорит: «Спасибо, Ваше Высокопреподобие». — «За что?» — «За ваши общие молитвы». — «А как ты знаешь?» — «Мы все видим. Если человек зароется и на три метра в землю, все равно мы видим, что он делает». — «А как ты прошел мытарства?» — спросил Наместник. — «Как молния». — «Отчего?» — «В этот день я причастился Святых Христовых Тайн. Меня никто не задержал». — «Вот в Хотькове умерла монахиня недавно, как она?» — спросил Наместник. — «Она выше меня». Мигнула лампада, и видение скрылось. Он хотя и умер, но он жив..»


"..Отец Венедикт, пока его глаза еще видели, всегда с глубоким увлечением читал про чудеса Сергия Преподобного. Читает и плачет, а потом раскажет другим. В последние свои дни он совсем стал плох: ходил, еле двигаясь, и все натыкался на углы и заборы. Жил он один в маленькой келейке. ..Старчик ничего не ел и был худенький, щупленький. Причащали его Святых Таин — он только этим и жил. После Причастия всегда успокаивался, был тихий, светлый, радостный. …

Пока образ его жив в нашей памяти, мне хочется вспомнить об одном его хорошем качестве: он очень любил молиться об усопших. И какая это великая добродетель! Какое спасительное дело для каждого христианина!

***

Игумен Сергий умер в 1963 г. молодым, всего тридцати двух лет. Раньше учился в Московской Духовной Академии, был ризничим, потом заболел, поехал в один город к знакомым, там лечился разными лекарствами, а вскоре и умер. И вот видит одна монахиня страшный сон: будто черные кошки с красными глазами скребут большими когтями ноги игумена. В другой раз видит: он во мраке непроницаемом страдает. Стали сильно за него молиться, подавать милостыню, поминать на проскомидии. Спустя небольшое время знавшая его старушка видит сон: отец Сергий служит. На нем сияющая одежда. Вот он повернулся к народу, на его руках дивный образ Матери Божией. Кругом — свет, сияние, благоухание...

В шесть часов утра в двери комнаты, где жила одна женщина-врач, постучали. Вошла незнакомка в черном платье. Вся фигура ее была точно окутана вуалью. Кошка, что сидела на стуле, грозно заворчала, выгнула спину, и шерсть на ней поднялась. Через некоторое время доктор узнала, что ее близкая подруга в ту минуту скоропостижно скончалась далеко в Индии, и вот теперь пришла напомнить о себе, чтобы за нее помолились.

***

Старая монахиня вернулась с Пасхальной заутрени и легла немного отдохнуть. В комнате никого не было, дверь — на крючке. Вдруг у самого изголовья постели раздался женский плач. Монахиня вздрогнула; боясь открыть глаза и пошевелиться, она спросила: "Кто здесь и что вам нужно? Это ты, Екатерина?" Монахиня подумала, что это призрак сестры, недавно погибшей при железнодорожном крушении. "Нет, я не Екатерина, а Мария,— раздался ответный голос.— Помолись за меня на Божественной службе". И плач еще более усилился. Монахиня обещала, после чего в комнате водворилась тишина.

Сколько история знает подобных поразительных случаев, когда души умерших, возвращаясь на землю, просят у нас, живущих, помощи! И скажи, мой милый друг, как за них не помолиться? Как за них не поплакать пред Богом?

Отец Венедикт до самой последней минуты своей земной жизни молился об усопших. Он их поминал на проскомидии, а когда была копеечка в кармане, подавал нищим. За это Господь удостоил его тихой блаженной кончины, вечного покоя в Небесной обители Преподобного Сергия. Прекрасная его душа, как благоухающий цветок, нашла себе место в горнем вертограде Небесного Рая..."




«В ночь на Страстную Пятницу слепая девица видит сон. Идет к ней старенькая женщина, вся в белом, на голове — веночек, и говорит: «Как хорошо, что ты молишься за Елизавету!» Следом за женщиной подходит старичок с небольшой бородкой. Он кладет свою руку на плечо слепой девушки и говорит: «Хорошо, что молишься за Елизавету, но еще молись за Феодора и Наталию. Да не ропщи, что ты слепая. А только молись, молись».

Утром к этой девице приходит ее знакомая по имени Елизавета, — слепая рассказывает ей свой сон и спрашивает: «А ты не знаешь, кто это такие — Феодор и Наталия?» Елизавета ужаснулась: Феодор и Наталия были ее собственные родители, а слепая девица совсем их не знала. Умилилась Елизавета сердцем, что Господь печется не только о ней, но и о ее родителях. Слепая описала старушку, которая приходила к ней ночью, и Елизавета узнала в ее облике умершую мать семьи, где она теперь живет и которой помогает, — Матрону. А в старчике — Преподобного Сергия, который также печется об этой семье. Дивны дела Божии!»



«Две инокини были великие постницы. Они много молились, много клали поклонов, удерживали себя от различных увеселений. А язык не удерживали — были злоязычницы: любили потолковать, поболтать, поклеветать. Старец их увещевал, но они и над ним подтрунивали, ехидничали.

Но, как и все люди живут и вдруг умирают, одна за другой умерли и эти великие постницы. И, раз они были такими славными монахинями, их погребли в церкви.

И вот, когда за Божественной Литургией диакон, выходя на амвон, возглашал «Оглашеннии изыдите», многие не раз видели, как две темные тени в женском одеянии выходили из усыпальницы и немедленно покидали храм. Сказали об этом святому Венедикту. Он подумал, а потом пояснил: «Это две великие постницы. За свое злоречие они не приняты в число верных и потому выходят из храма».
Была заказана ранняя Литургия об этих душах. Старец за них вынул частицы у Жертвенника, подавали за них милостыню, и теперь, когда дьякон возглашал «Оглашеннии изыдите», то никакие тени из храма уже не выходили.»



«У неверующего отца умирает любимый сын, семнадцати лет. Отец затосковал. Дня через два после похорон, когда он пошел на кухню, увидел на пороге покойного сына. Живыми глазами посмотрел тот на отца, потом быстро повернулся и ушел в свою комнату. И на другой день, и на третий так же. Потом сын стал являться отцу во сне. Вот однажды он спрашивает отца: «Папа, ты думаешь, я совсем умер? Нет, я жив, папа». — «Как же ты живешь, Игорь?» — «Мне хорошо. За меня молится одна благочестивая монахиня». — «Игорь, что же мне делать?» — спросил в недоумении отец. «Иди, папа, в церковь и поставь за меня свечку». — «Игорь, ведь я же не верую». — «Ничего, папа, надо сходить». И отец уступил. Он сходил в церковь и поставил за сына свечку. С тех пор сын успокоился и больше не являлся отцу. (Письмо из Тулы, 1963 г.).»


https://azbyka.ru/fiction/u-troicy-okrylennye/#n5
https://azbyka.ru/fiction/u-troicy-okrylennye/#n27
…………………….



«..Наши молитвы могут действовать на души усопших непосредственно, если только они скончались в правой вере и с истинным раскаянием, пребывая в общении с Церковью и с Господом Иисусом. В этом случае, несмотря на видимое удаление от нас, они продолжают вместе с нами принадлежать Церкви: одному и тому же Телу Христову (Еф. 1, 23; Кол. 1, 18). Скончавшиеся в правой вере и истинном раскаянии перенесли в иной мир начаток добра, или семя новой жизни, которое только не успели сами раскрыть здесь и которое, под влиянием наших молитв, при благословении Божием, может мало-помалу развиться и принести плод подобно доброму семени в земле под живительным влиянием солнца, при благорастворении воздуха.
Скончавшимся в нечестии и нераскаянности и совершенно погасившим в себе Дух Христов (1 Фес. 5,19), т. е. отвергшим веру в Бога, не помогут никакие молитвы еще живущих братий. Итак, не новые заслуги приобретаются для умерших, когда за них молятся, а только извлекается добро из прежде положенных ими начал.
Святитель Епифаний поучает нас: “Живые и оставшиеся (на земле) веруют, что отшедшие и умершие не лишены бытия, но живы пред Богом. Святая Церковь научает нас о путешествующих братиях молиться с верою и упованием, что совершаемые о них молитвы полезны им, так надобно разуметь и о молитвах, совершаемых об отшедших от мира сего”.
В альманахе “Странник” (за 1864 год) рассказан такой случай. В одном селе скоропостижно умер дьяк. У него был сын-чиновник. Нечаянная (неожиданная) смерть отца поразила сына. Загробная участь умершего не давала покоя доброму сыну в течение года. Зная, что в литургии самое важное время для поминовения умерших есть время пения: “Тебе поем, Тебе благословим, Тебе благодарим, Господи, и молим Ти ся, Боже наш“, печальный сын, находясь в церкви (это было в Духов день), с особенным усердием стал молиться Богу об упокоении своего отца. И что же? В ночь на вторник (следующего дня после праздника дня Святого Духа) он видит своего отца, который три раза поклонился ему до земли и при последнем поклоне сказал: “Благодарю тебя, сын мой”.
http://semyaivera.ru/2015/09/26/pominov ... se-zhivyi/
………………………..

из книги иеромонаха Серафима (Роуза) "Душа после смерти":


«..Пойдем дальше в примерах. Разбился летчик, снится жене. «Дай мне два рубля», - говорит ей во сне. Жена не обращает никакого внимания, а он снится снова и снова. В сердце женщины поднимается тревога. Спрашивает: «Отчего это?»

Одни говорят: «Не обращай внимания…» - это ее не успокаивает. Раньше никогда не ходившая в церковь, не думавшая о Боге, теперь она обращается к церковникам. Те советуют отслужить панихиду. Не знает, как это делать. Ей объясняют. Она заказывает панихиду, и спрашивает: «Сколько это стоит?» «Два рубля», - отвечают ей. Вот оказывается, что означают слова: «Дай мне два рубля»
После панихиды муж перестал сниться.»

http://verapravoslavnaya.ru/?Ieromonah_ ... erti#pr2-2
Максим-лесник
 
Сообщения: 29
Зарегистрирован: 01 дек 2015, 15:48

Сообщение Максим-лесник » 12 май 2017, 21:25

« - Как узнать, куда попала душа близкого человека после его смерти?
- После смерти родственника обычно близкие хотят знать, какова участь его души. Особенно женщин это интересует. Это желание знает диавол и он может показать умершего человека в хорошем состоянии, в белых одеждах, может утешить. Но святые отцы строжайше запрещают желать видеть во сне умершего. Почему? Если мы увидим его (как его покажет бес) во святых, то у нас прекратится желание за него молиться, мы будем думать, что он уже в раю. А на самом-то деле это не так. Поэтому Господь не желает, чтобы мы пытали о том, где находятся души умерших. Это нам не полезно знать. Нам надо молиться, а Бог Сам управит. Но, бывает, для поддержки духа некоторым Господь показывает участь души. У одной дочери умер отец, и она увидела его мертвым. Она начала сильно молиться за него, и ей снова было показано, что он потихоньку стал оживать. Она постоянно подавала на Божественную Литургию в его поминовение, и через 40 дней она увидела, что он встал с одра болезненного - весь в язвах. Она снова несколько лет молилась, и Господь показал ей - эти язвы начали заживать. Она молилась еще, и однажды она увидела отца в белых одеждах; он улыбнулся и сказал: "Спасибо, дочь, тебе за твои молитвы, за милостыни, за Псалтырь - за все доброе".

- Моему отцу снился сон: он вошел в помещение, а там много коек. На них лежат покойники. Он узнал своего дядю. Все лежат спокойно, а один с боку на бок вертится. Отец спросил дядю: "Почему он вертится?" Дядя ответил: "У него там гвозди". - "А когда он успокоится?" - "После Пасхи во Вторник". Что бы это значило?

- Во вторник после Пасхи бывает Радоница, Церковь молитвенно поминает всех усопших православных и заблудших в вере. Был в Сергиевой Лавре иеродиакон Рафаил. Он сейчас ушел в горы. Он мне лично рассказывал, что когда он пришел в монастырь и ему дали место в гостинице, ему выделили маленькую кроватку, он на ней и спал. Говорит: "Однажды лег и вдруг провалился. Проваливаюсь сквозь пол, лечу вниз. Меня не держит ничего - ни поверхность земли, ни разный по плотности грунт. Я все ниже-ниже... Думаю - попал уже в ад. Вдруг оказался в таком месте... Огромное помещение подземное, вижу сверху- народ сидит, все накрытые черным полотном. На этом полотне уже много пыли. Вдруг слышу голос, который называет имя моей бабушки умершей (она бросилась под трамвай), говорит ей: "Вот, твой внук Миша пришел". Я сразу оказался около нее. Материал с нее сполз и я сразу узнал ее. Говорю ей, что наша семья уже уверовала в Господа, мы постоянно ходим в церковь, что я в монастырь поступил. А она мне говорит: "А мне здесь плохо". В это время сказали: "Свидание заканчивается". Она присела, и снова черное полотно прикрыло ее. Я мигом оказался сверху и увидел, что все сидят на корточках, прикрытые полотном. Опять пошел наверх через грунт, твердый, мягкий; проходил разные слои и вдруг через кровать свою вхожу - и проснулся". То есть Господь ему показал тьму. Он туда душой сходил, тело лежало на кровати."
http://www.homutovo.ru/questions/q_quest_082.html
……….

"Грешника и на самом деле можно вымолить. Моя очень хорошая знакомая верующая рассказала такую историю. У ее знакомой умер муж, который при жизни вел далеко не праведный образ жизни: пил, гулял, жену обижал. И вот после смерти его видит жена сон, как муж прикован цепями по рукам и ногам к стене, а под ним горящий котел и он взывает к жене о помощи. После этого она стала постоянно молиться о нем, ездить по монастырям, муж периодически приходил к жене во сне, то у него с одной руки цепи упадут, то с другой. И вот по истечению 20 лет молитв жены о муже своем приходит он к ней с благодарностью и говорит: спасибо, меня отпустили. И вот она старенькая уже, что то не помнит, но молитвы всегда при ней."
(с)Наталья 08.01.2016 21:34 http://www.logoslovo.ru/forum/all/topic_10095

………

из книги "Поучения, пророчества старца Лаврентия Черниговского и его жизнеописание":

"..Рассказывает далее м. М.: «Когда умирал отец, я попросила его, чтобы он, по молитвам о. Лаврентия, приснился мне, и он пообещал.
   Один раз приснился: «Благодарю за булочки. Лучше ничего не надо, они помогают мне. Я знаю, что ты в долгах, но без «булочек» я погибну», – сказал мне покойный отец во сне.
   Я пошла и рассказала Батюшке. Батюшка сказал, что это не булочки, а просфоры, которые подаются на проскомидию. Ими смываются грехи человека.
   После сорока дней приснился опять. Я спрашиваю: «Ты мертв?» Он отвечает: «Я и мертв, и живой». Я спрашиваю: «Где твое место? Куда ты определен?» Он отвечает: «Я еще никуда не определен».
   Пошла к Батюшке, рассказала сон, а он и говорит, что отец еще не прошел мытарства. Бывает, проходят за три дня, 20 дней, 40 дней, год, два и сорок лет, смотря какие грехи. Где на каком мытарстве задержат, то много надо подавать милостыни и просфор на проскомидию. А сорок лет проходят мытарства те, за которых некому молиться и кто имеет за собой большие грехи».
https://azbyka.ru/otechnik/Lavrentij_Ch ... eopisanie/
Максим-лесник
 
Сообщения: 29
Зарегистрирован: 01 дек 2015, 15:48

Сообщение Пузырь » 23 май 2017, 14:59

Когда у людей в доме покойник, люди завешивают зеркала простынями. Зачем? Тут версий несколько. По одной, душа покойного может испугаться, увидев своё отражение, и испугавшись, не попасть на небо, а сделаться неприкаянным призраком на веки вечные. На вопрос, отчего же душа пугается своего отражения, она что же, такая страшная, знающие люди как правило осуждающе шикают, ссылаясь на неподходящее для таких разговоров время, и делают страшные глаза.

Другая версия более кровожадна, и сообщает, что в зеркалах в эти скорбные дни живут злые духи, которые с радостью могут утащить кого-то из живых в своё гнусное царство, тем самым увеличив количество покойников в доме. От греха подальше некоторые ещё и телевизор закрывают, и вообще всё, что хоть как-то отражает. Не очень, правда, понятно, почему эти самые духи не обитают там в другие дни и, что самое интересное, абсолютно не боятся присутствующего на церемонии священника — но, сами понимаете, спрашивать про такое у всезнающих старух (а именно они источник всей этой вековечной мудрости) глупо и бесперспективно, ибо в ответ будет только шипение и обзывание безбожником, хотя причём тут бог и как он связан с духами в зеркалах — мне так до конца и не ясно. Ну да ладно, старухи знают лучше.

Священник, раз уж о нём вспомнилось, тоже может пострадать, поскольку кое-где считается большой удачей скормить ему блин, который перед этим основательно полежал на лице усопшего. Знающие люди говорят, что такой кулинарный манёвр гарантирует мертвецу стопроцентное попадание в рай. Но это сложно, поскольку священники не часто попадаются на подобную уловку. Примерно один раз. А потом как бабка отшептала — не едят эти проклятые блины, хоть ты тресни! Уж им этот блинчик и так, и эдак, и с икоркой, и с повидлом яблочным — а они не хотят и всё тут! Сложно с ними. Намаешься, пока родного дядю на тот свет удачно пристроишь.

Ещё табуретки на которых стоит гроб. Их нужно потом обязательно перевернуть ногами вверх, дабы больше в доме никто не умирал. Ну это логично. На не перевернутый табурет так и просится новый гроб. Манят его эти чёртовы удобные табуреты. Прямо так и шепчут — так хорошо на нас стоять, больше нигде таких удобных табуретов не сыщешь! Поэтому — переворачивать не дожидаясь беды! Срочно!

Сорок дней должен стоять стакан с водой на окне. Это важно. Душа должна приходить все эти сорок дней и иметь возможность напиться. Зеркала правда в это время уже не закрыты. Тут то ли душа уже попривыкла и не пугается себя, либо духи злобные халтурят и наплевательски относятся к делу похищения живых людей в царство мёртвых, но как-то всё проще с зеркалами становится и они теряют статус адских порталов и вновь превращаются в привычный бытовой отражатель постылой реальности. Сорок дней пьёт дух воду из стакана, и всё тут. Ничего необычного. Подливай только воду успевай.

Нельзя переходить дорогу похоронной процессии, нельзя её обгонять, родственникам нельзя нести гроб, нельзя из окна смотреть на похороны, да много чего ещё нельзя. И все эти «нельзя», в случае их несоблюдения, влекут за собой что? Правильно — неотвратимую смерть нарушителю, равно как и всем его близким. Так бабки говорят.

Покойный вообще, согласно всем этим бабкиным приметам и поверьям, крайне злобным и нехорошим типчиком становится, и так и норовит прихватить с собой на тот свет пару-тройку зазевавшихся родственников.

Тут не до конца ясно, зачем моему, например, умершему деду волочить меня в лапы смерти лишь за то, что я перешёл где-то не там, ведь у нас с ним были крайне тёплые отношения и он явно не желал мне зла при жизни. Либо собственная смерть изменила его до неузнаваемости и он стал монстром, либо, возможно, ему открылась некая истина, и он, дабы я не тратил тут попусту время на разные неинтересные глупости, унесёт меня в новый восхитительный мир? Тогда к чему эти табуретки? Зачем бояться? Я согласен в новый, восхитительный мир! Поехали, дед!

Но старухи опять шипят и ругаются. Смерть это страшно и никакого веселья там нету. Утащит тебя дед в ад и будет кровь твою пить по ночам на кладбище! Завешивай зеркало, ирод, а то вурдалаком станет Илья Матвеевич то!

И меня всегда удивляло: с одной стороны все так боятся этой смерти, плачут, соблюдают массу ритуалов, способствующих избежать неминуемой гибели, и в тоже самое время рассуждают о царствии небесном, в которое отправляется дорогой усопший. Но сами ни в какую в это царствие следом за ним почему-то не хотят, и старательно не перебегают дорогу, не обгоняют и переворачивают табуретки вверх ногами. Непонятно. Я бы вот, если бы верил в царствие, с радостью бы туда отправился. Вместе с дедом. Он мужик хороший был, мы бы там на пару весело бы проживали. Но люди почему-то не хотят. Хотя и верят. То ли они чего-то мне недоговаривают, то ли сами не до конца понимают, о чём говорят. Но всё есть как есть.

Всю эту мудрость я почерпнул в основном от деревенской своей родни, хотя и городская часть родственников в последнее время тоже весьма мощно навёрстывает и заполняет пробелы в познаниях данного рода. И ритуалов, заклинаний и примет, которые надобно соблюсти, дабы не навлечь на себя ещё большие беды бесчисленное количество, и я уверен, вы тоже знаете хотя бы несколько. Ведь вы же живы, чёрт возьми, а стало быть — не перебегали, не обгоняли, переворачивали и завешивали! Нас просто так не взять!


© яков хренов
"Свободы хочется и денег. Сидеть бы на палубе, трескать вино и беседовать о литературе, а вечером дамы".
© А. П. Чехов
Аватара пользователя
Пузырь
 
Сообщения: 503
Зарегистрирован: 24 дек 2014, 11:11

Сообщение Максим-лесник » 03 июн 2017, 13:20

«..Молодой Степан увлекся жизнью большого города и начал посещать его увеселительные заведения.

Однажды в Петербурге давали театральное представление «Страшный Суд» (это было на Масленицу). Степан посетил это представление и, увидев священную сцену в неприличном месте, вознегодовал на глупость театра и даже бежал из него. Через несколько минут после его выхода театр вспыхнул, начался пожар. Вскоре после этого он сильно захворал и два месяца был в крайнем изнеможении.

Однажды, когда болезнь брала уже над ним верх, он видит и слышит, как двое юношей вошли к нему, взяли его за руки и сказали: «Следуй за нами!» Больному представилось, что он, не чувствуя никакой болезни, встал, оглянулся на свою постель и увидел, что тело его осталось на ней. Тогда только понял он, что оставил земную жизнь и должен явиться в иной мир.

В юношах он узнал Ангелов и в сопровождении их долго шел по чрезвычайно трудным и мрачным местам. Наконец ему послышался шум как будто огненной лавы, визг и вопль людей. В страхе и трепете он увидел что-то вроде печей, в которых бушевал огненный вихрь, крутилось пламя, и посреди него раздавались страдальческие стоны людей. Но печи были наглухо закрыты, и только огонь проглядывал сквозь трещины их. Тогда юноши начали объяснять, за какой грех уготовано то или другое огненное место.

Наконец показали ему страшное наказание, тоже пламень и различные виды мучений за народные бесчинные увеселения, а трепетавшему Степану сказали: «Если ты не отстанешь от своих грехов и привычек прежней жизни, вот твое место.» Несчастный, видя огненное свое жилище на целую вечность, дрожал как осиновый лист и ни слова не мог вымолвить.

Вслед за тем один из Ангелов восхитил одного человека из среды пламени, и Степан увидел, что этот несчастный черен как уголь, весь обгорел и вдобавок окован с ног до головы так, что ужасно было посмотреть на гибельное его положение. Тогда же оба Ангела сняли с мучившегося оковы, и, как мрачная шелуха, слетела с него чернота. Этот человек сделался чист и светел, как Ангел, вышел прекрасен и с неописуемой райской веселостью в очах. Бог весть, откуда Ангелы взяли одеяние, похожее на царскую порфиру, блиставшее как, свет, и одели ее на страдальца. Степан между тем, видя все это, недоумевал, восхищался и благоговел пред тайной совершавшегося пред ним чуда видоизменения человека, дотоле страшного и обгорелого, как головня.

— Что это значит? — наконец смиренно спросил он Ангелов. — Ради Господа, объясните и скажите мне.

— Это душа, — отвечал один из Ангелов, — была очень грешна и потому, отлученная от Бога, должна была по делам своим вечно гореть в этом пламени. Между тем родители этого грешника по смерти его много подавали за него милостыни, много делали поминовений на Литургии и панихидах, и вот ради поминовения и молитв родительских и ходатайства Церкви Бог умилостивился, душа эта избавлена от вечного мучения и теперь пойдет предстать пред лицом своего Господа и радоваться со святыми Его вовеки. А ты, — продолжал Ангел, — иди еще в свое место и, если хочешь избавиться этой геенской муки, исправься и перестань грешить.

При этих словах видение закончилось. Степан очнулся от сна и увидел, что его домашние плачут по нему и распоряжаются приготовлением тела его к погребению. …»
http://fund-panteleimon.ru/press/smi/my ... sentyabrya
……………………



«..При «Описании знамений и исцелений в 1863 году от Святыни Афонской в России» приложено литографированное письмо, адресованное афонскому иеромонаху Арсению 21 декабря 1863 года, следующего содержания:

«Много скорбели мы, – начинает рясофорная монахиня симбирского Спасского женского монастыря, мать Досифея, – о смерти нашего брата, князя М. Н. Чегодаева, последовавшей в 1861 году, в Самаре. И тем более печалились, что смерть его была внезапной без покаяния и напутствования святых Таинств. Но вот вижу сон, будто я и покойный мой брат идем вместе по прекрасной местности.

Подходим к новому, как бы недавно построенному селу, при входе в которое стоит новый высокий деревянный крест, а при выходе из села высится чудесной красоты дом, также новый. Приблизившись к нему, брат с радостным видом сказал мне:

– Вот какое богатое село недавно купил я, и этой покупкой я очень и очень обязан моей жене Ташеньке; надобно написать к ней и поблагодарить ее за сделанную милость для меня.
Я же сказала ему:
– А мне можно, братец, войти в ваш чудный дом и полюбоваться на него?
Он отвечал:
– Можно, пойдем и посмотрим, как в нем все хорошо.

Вдруг очутилась тут же и его жена, княгиня Татьяна Никифоровна, которую брат стал благодарить за все, что она сделала для него, кланяясь ей до земли. Значение этого сна скоро объяснилось.

Я получила письмо от Татьяны Никифоровны, в котором она меня извещала, что ей Господь помог устроить вечное поминовение по мужу, моему брату, во святом Афоне, во время нахождения в Самаре Святыни Афонской из русского Пантелеимонова монастыря».
https://azbyka.ru/zagrobnaya-zhizn#n43
Максим-лесник
 
Сообщения: 29
Зарегистрирован: 01 дек 2015, 15:48

Сообщение bender » 04 июн 2017, 21:40

Моноклон — крупный растительноядный динозавр юрского периода мезозойской эры. Передвигался на четырех ногах. На его панцирной голове со щитовидным воротником был один большой рог.

Виктор Николаевич проснулся от странного, нелепого сна. Ему приснился покойный отец, довоенный Весьегоньск, свадьба дяди Семена и Анны, на которой он побывал десятилетним мальчиком. Во сне все было почти как тогда, в далеком 1938-м, но он сам почему-то был уже нынешним стариком и отец звал его дедом Витей. Его посадили во главу стола, отец сидел рядом и все время подливал ему вкусного, легкого, как березовый сок, самогона, от которого дед Витя, будучи по сути мальчиком, сильно захмелел и уже не мог сидеть, а упал под стол и, хохоча, стал хватать всех за ноги, отчего собравшиеся разозлились и принялись сильно пихать и бить его сапогами, галдя, что дед Витя опозорился. Потом его подхватили и поволокли вон из дома, а он от опьянения не мог пошевелить ни рукой, ни ногой, и ему стало так смешно, так весело, что он хохотал, хохотал дико до тех пор, пока не разрыдался.

Разлепив веки, полные слез, он поморгал ими. Слезы скатились по щекам на подушку. Потом он долго лежал, глядя в потолок с чешской хрустальной люстрой, купленной покойной женой в середине семидесятых в магазине «Свет» на Ленинском проспекте.

Дурацкий сон спутал мысли. Лежа и теребя пальцами край одеяла, Виктор Николаевич приводил мысли в порядок: в двенадцать придет Валя сделать последний укол, потом надо сходить в булочную, после обеда обещал зайти Коржев, сыграть в шахматы, а вечером должен заехать Володя. А завтра — идти за пенсией. И завтра будет готово белье, Володя заедет и получит. Жаль, что не сегодня, он бы по пути и заехал, а завтра ему опять придется кругаля давать.

— Весьегоньск…— произнес он, откинул одеяло и сел на кровати.

Нашарив ногами тапочки, скосил глаза на тумбочку: часы «Янтарь», газета «Известия», сборник кроссвордов, книга Суворова «Ледокол», томик стихов Вероники Тушновой, стакан кипяченой воды, очки для чтения, фигурка Дарта Вейдера, подаренная семилетним правнуком, валокордин, упаковка церебрализина с последней ампулой, упаковки ноотропила, сонапакса, феназепама, фуросемида, ношпы и папазола.

Взял сонапакс, выдавил из кассеты таблетку, сунул в рот, запил водой.

Посидел, щурясь на солнце в просвете штор, шлепнул себя по коленкам, встал. Пошел в ванную, шаркая тапочками по старому паркету:

— Весьегоньск… Весь-е-гоньск…

Зажег свет в ванной, вошел, спустил полосатые пижамные штаны, осторожно сел на унитаз. Посидел, жуя сухими губами, почесывая колено. Помочился медленно, с перерывами. Заворочался, пожевывая, серьезно вцепился в колени. Напрягся, опустив голову. Дряблые складки на шее угрожающе собрались под упрямым подбородком.

Тужась, закряхтел. Замер. Но недовольно выдохнув, покачал головой, расслабился, распрямляясь:

— Горные вершины спят во тьме ночной…

Встал, подтянул штаны, спустил воду, подошел к раковине, глянул в зеркало. Из зеркала на него уставился восьмидесятидвухлетний Виктор Николаевич.

— Гутен морген,— сказал ему Виктор Николаевич, взял зубную щетку, слегка трясущейся рукой выдавил на нее пасты и стал чистить свои ровные новые зубы.

Вычистив, сплюнул, прополоскал рот, умыл лицо, долго вытирал его розовым полотенцем. Затем снял с себя пижаму, повесил на крючок и осторожно, не торопясь, шагнул через борт ванны, схватился за металлическое кольцо, подтянул другую ногу. Открыл воду, отрегулировал, снял трубку душа с рычажков, похожих на довоенные телефоны, переключил воду, направил струю на свои худые ноги. Убедившись, что вода теплая, направил ее на свое худощавое, смуглое тело с обвислым животом. На теле было два старых шрама: на левом бедре, когда в 58-м на охоте его задел клыками раненый кабан и на правом локте, когда в 91-м он сломал руку, поскользнувшись возле своего подъезда. Еще на теле виднелись две татуировки: посередине груди орел, когтящий змею, а на левом плече сердце, проткнутое двумя кинжалами, и еле различимая надпись «Нина». Обе татуировки были старыми, пятидесятых годов.

Виктор Николаевич поливал свое тело из душа, опустив голову, отчего складки на шее снова угрожающе собрались, а нижняя губа сумрачно отвисла.

— В сто концов убегают рельсы…— проговорил он, вспомнив песню Пугачевой.— По рельсам… и по шпалам, по шпалам, по шпалам…

Выключил воду, взялся за кольцо, с осторожностью перенес свое тело из ванны на коврик. Снял полотенце и долго вытирался. Облачился в халат красного шелка, вздохнул, вышел из ванны и направился на кухню, шаркая тапочками. Но за окнами большой комнаты что-то зашумело. Виктор Николаевич прошаркал в большую комнату, подошел к окну.

Поседевшие брови его удивленно поползли вверх: весь Ленинский проспект, простирающийся под окнами, был заполнен молодежью в одинаковых серебристых скафандрах и белых гермошлемах с надписью «СССР».

— Космонавты!— удивленно пробормотал Виктор Николаевич.

И сразу вспомнил:

— Сегодня ж 12 апреля! День космонавтики, сволочи дорогие! Мать честная!

Пораженный, он покачал головой. Сотни, тысячи космонавтов заполняли проспект. Машин не было. По краям у домов темнели зеваки.

За свою сорокалетнюю жизнь на Ленинском проспекте он не видел ничего подобного. Случались здесь демонстрации коммунистов в ельцинские времена, было и знаменитое побоище на площади Гагарина в 1993 году, в трехстах метрах от его дома, когда патриоты из «Трудовой Москвы» схватились с ельцинским ОМОНом. Но такого не было еще никогда.

Виктор Николаевич открыл окно, высунулся, радостно завертел головой:

— Ничего себе! Космонавты! Космонавтики!

Восторженно рассмеялся. Весенний ветер зашевелил его редкие седые волосы.

В толпе космонавтов шло какое-то движение, подготовка к чему-то. В центре, в мешанине блестящих на солнце тел стала приподниматься ракета с гербом России на корпусе. Едва она встала вертикально, нос ее откинулся, в ракете показалась фигура в скафандре. Толпа радостно зашумела. Сидящий в ракете приветствовал всех взмахами рук. Потом открыл свой гермошлем, поднял руку, прося тишины. Толпа стихла. С шестого этажа Виктор Николаевич разглядел лицо парня в открытом гермошлеме: чернобровое, скуластое, с птичьим носом.

— Дорогие друзья!— заговорил парень звонким, бодрым голосом, и динамики разнесли этот голос по проспекту.

— Сегодня двенадцатое апреля. День космонавтики. В этот день Юрий Гагарин покорил космос, совершив свой героический полет. Наша держава заявила о себе на весь мир и во весь голос. Сегодня здесь, на Гагаринской площади, у памятника первооткрывателю космоса собрались тридцать тысяч молодых россиян. Каждый из вас готов повторить подвиг Гагарина. Потому что в душе каждого из вас живет любовь к своей родине, желание сделать ее еще более могущественной, еще более свободной! И мне, из этой ракеты сейчас кажется, друзья, что сегодня каждого из вас зовут Юрий!

Толпа зашумела.

— Каждый патриот России — космонавт в душе! Наш президент — космонавт №1!

Толпа зааплодировала.

— А уж наш премьер — космонавт из космонавтов!

Толпа радостно заревела.

Выступающий подождал, пока шум стихнет, выдержал паузу и вдруг запел:

— Заправлены в планшеты космические карты…

— И штурман уточняет в последний раз маршрут!— тут же подхватила толпа.

— Давайте-ка, ребята, покурим перед стартом, у нас еще в запасе четырнадцать мину-у-у-ут!— подпел толпе Виктор Николаевич с шестого этажа.

Сзади в комнате, на письменном столе зазвонил телефон. Виктор Николаевич недовольно обернулся, заспешил к столу, снял трубку, приложил к уху, возвращаясь с трубкой к окну. Звонил сын Володя.

— Вов, тут у меня под окнами такое творится! Тридцать тысяч космонавтов!

Говоря по телефону, он высунулся в окно.

— А? Что? Это не бред, дорогой мой, а кра-со-та! Послушай, как поют!

Он протянул руку с телефоном из окна. Худая рука закачалась в воздухе. Виктор Николаевич подождал, потом втянул ее в комнату, приложил трубку к уху:

— Слышал? Вот! Это эти… как их… ну, идут которые? «Мы вместе»? Как их? Да! Да! Собрали тридцать тысяч, можешь себе представить? Сегодня же День космонавтики, сынок! Вот так! А? Что? Нет. А чего? Валя? Так она же в двенадцать прибудет. Да? Ну, пусть раньше, я не против. Я попозже только в булочную… Да. Хорошо, Вов. В данный момент просто прекрасно! Настроение ве-ли-ко-лепное! Готовность — номер один! Выхожу на орбиту! Да. Да. А белье завтра. Хорошо. Жду вечером.

Он нажал на трубке красную кнопку, положил ее на подоконник. За окном пела блестящая толпа:

На пыльных тропинках
Далеких планет
Останутся наши следы!

Улыбаясь поющим вместе, Виктор Николаевич закрутил головой, оглядываясь: кто из соседей следит за происходящим? Но высунулись только молодые Рубинштейны с третьего этажа, девчонка Горбунова с четвертого и еще какая-то пара внизу. А на шестом и пятом никто окон не раскрыл.

Виктор Николаевич сжал жилистый кулак, выкинул в окно и крикнул:

— Слава героям космоса!

Рубинштейны и Горбунова услыхали, глянули снизу, замахали ему.

В дверь позвонили.

— Чего?— недовольно обернулся он.

Понял, что это Валя приперлась пораньше, как только что сообщил ему Володя.

— Твою мать…— сплюнул весенним воздухом Виктор Николаевич.— Всегда вовремя!

Качая головой, зашаркал в прихожую.

— Взбрело ей именно сию минуту… куда летит ночное такси, лети, лети, меня вези…

Недовольно бормоча и напевая, щелкнул замком, размашисто распахнул дверь:

— Валя, быстрей! Я вам щас такое покажу!

За дверью стояли трое мужчин. Один из них тут же пихнул Виктора Николаевича в грудь. Виктор Николаевич отшатнулся, попятился назад, но не упал. Трое вошли в темную прихожую, захлопнули за собой дверь.

— Хороший день,— спокойно произнес один из них, что повыше, выходя из прихожей.

— Вы кто?— спросил Виктор Николаевич, не испугавшись.

Человек приблизился к Виктору Николаевичу, снял шляпу и произнес:

— Моноклон.

Виктор Николаевич замер.

Человек был сильно пожилым, как и Виктор Николаевич. На лбу у него, прямо посередине, был вырост, напоминающий спиленный рог. Левую бровь пересекал глубокий старый шрам, отчего левый глаз смотрел совсем сквозь щелочку. Зато правый, светлосерый, глядел умно и решительно.

— Узнал,— улыбнулся Моноклон и, оглядевшись, повесил шляпу на спинку стула, не торопясь, снял свой бежевый плащ, отдал одному из вошедших с ним. Тот повесил плащ на вешалку.

Виктор Николаевич попятился в большую комнату. Моноклон пошел за ним:

— Я же обещал тебе.

Виктор Николаевич допятился до овального обеденного стола, стоящего посередине комнаты, ткнулся в него и стал. Моноклон подошел, остановился напротив. Двое встали рядом, по сторонам. Они были молодыми, крепкотелыми, в кожаных куртках, с мужественными лицами. В руке у одного парня была кожаная сумка.

— А обещанного ждут не три года,— произнес Моноклон и протянул руку.

Парень достал из сумки что-то продолговатое, завернутое в черный бархат, передал Моноклону. Тот взял и положил на стол.

— Что это?— спросил Моноклон у хозяина квартиры, кивнув на сверток.

Но лицо Виктора Николаевича словно окостенело. Стоя в своем красном шелковом халате и тапочках, он уставился на сверток.

— Валек,— скомандовал Моноклон.

Один из парней раскрыл сверток. На черном бархате лежал наконечник обыкновенной кирки. Но он был идеально отполирован и сверкал в солнечном свете, как дорогой японский меч. Валек взял этот блестящий, плавно изогнутый кусок железа, поднес к лицу Виктора Николаевича. На одной грани кирки было выгравировано:

PROCUL DUBIO (1)

На другой:

AD MEMORANDUM (2)

Виктор Николаевич уставился на блестящий металл. Моноклон заглянул в глаза смотрящего, удовлетворенно кивнул:

— Помнит.

Парни с ухмылками переглянулись. Ветер из распахнутого окна шевелил занавески с верблюдами, бредущими на фоне пальм и пирамид. За окном шумела и смеялась толпа. Но визитеры не обращали на этот шум человеческий никакого внимания.

— Время,— скомандовал Моноклон.

Парни схватили Виктора Николаевича, сорвали с него халат, залепили рот зеленой клейкой лентой. Моноклон смахнул со стола шахматы, вазу и газету «Завтра». Ваза разбилась, шахматы покатились по паркету. Парни бросили Виктора Николаевича грудью на стол, навалились, прижали его худое, смуглое тело. За окном толпа запела песню про Землю, ожидающую возвращения из космоса своих сыновей и дочерей.

Моноклон вынул из сумки кувалду. Придерживая Виктора Николаевича, парни свободными руками вцепились в его дряблые ягодицы со следами уколов, развели их. Моноклон вставил в геморроидальный анус острый конец кирки, надавил, загоняя глубже. Виктор Николаевич зарычал, забился в руках парней. Но те держали крепко. Придерживая свое орудие, Моноклон размахнулся и ударил по его широкому концу. Сталь вошла в содрогающееся тело. Ноги жертвы беспорядочно заплясали. Моноклон размахнулся и ударил сильнее. Сталь вошла глубже. Тело Виктора Николаевича словно окаменело. Только нога билась о ножку стола равномерно, будто отсчитывая время.

Моноклон размахнулся и ударил изо всех сил. Металл почти целиком ушел в тело, а из левого бока, чуть повыше поясницы, разрывая смугло-желтую кожу и раздвигая ребра, выдавив струйку крови, вылез острый конец. Его появление положило предел казни: нога перестала биться, тело обмякло. Парни отпустили Виктора Николаевича. Моноклон глянул на блестящий, прошедший сквозь старческое тело металл, опустил кувалду:

— Ну вот…

Тяжело, астматически дыша, передал кувалду парню. Впалые щеки Моноклона побагровели. Глядя на неподвижное тело, он хлопнул себя по карманам, потом вспомнил:

— В плаще.

Валек вернулся в прихожую, достал из кармана плаща пачку немецких сигарет без фильтра, золотую зажигалку, протянул Моноклону. Тот закурил, привычно загораживая огонь от ветра. Обе руки его были покалечены: на правой не хватало мизинца, на левой четвертый палец и мизинец не сгибались.

— Все?— спросил парень, убирая кувалду и бархат в сумку.

— Все,— дымя, Моноклон повернулся, чтобы покинуть эту квартиру навсегда, но вдруг взгляд его задержался на фотографиях, висящих на стене над письменным столом. Он подошел, хрустя осколками хрусталя. Фотографий было шесть, все в аккуратных рамках: родители Виктора Николаевича, его жена, сын, внук, правнук, молодой Виктор Николаевич в форме старшего лейтенанта госбезопасности с косой надписью в уголке «Норильск 1952», и коллективная фотография выпускников юридического факультета Казанского университета 1949 года.

Моноклон приблизил свое лицо к этой фотографии. Третьим слева во втором ряду стоял Виктор Николаевич. Рядом с ним стоял Моноклон. Его лицо тогда было полнее, круглее, но вырост на лбу был таким же, как и теперь.

Он затянулся и стал медленно выпускать дым в фотографию.

Парни между тем осторожно подошли к окну, глянули, не высовываясь. За окном пели блестящие:

Я Земля, я своих провожаю питомцев ―
Сыновей, дочерей.
Долетайте до самого солнца
И домой возвращайтесь скорей.

Постояв возле фотографий, Моноклон резко повернулся и пошел из комнаты. Парни поспешили за ним. Валек помог ему надеть плащ и шляпу. Моноклон поднял воротник плаща, кивнул другому парню на дверь. Тот глянул в глазок:

— Чисто.

Открыл дверь. Они вышли, тихо прикрыв дверь за собой. Щелкнул замок.

В большой комнате на столе осталось лежать тело старика, проткнутое железом. Широкое охвостье кирки торчало из сочащегося кровью ануса, узкий штырь выглядывал из левого бока. Занавески с верблюдами слабо покачивались. Толпа перестала петь и просто шумела.

— Ух-ты, ах-ты!— разнесли динамики голос бровастого парня.

— Все мы космонавты!— заревела толпа.

— Ух-ты, ах-ты!

— Все мы космонавты!!

— Ух-ты! Ах-ты!

— Все мы ко-смо-нав-ты!!!

Ноги старика пошевелились. Руки ожили, ладони поползли по столу к голове. Тело сдвинулось с места, сползло со стола и повалилось на пол. Старик застонал. Трясущейся рукой нащупал пластырь, содрал его с губ. Изо рта выползло шипение. Он сипло всхлипнул и, тряся головой, пополз под столом. Пополз к окну. Кровь скупо сочилась из ануса, ноги размазывали ее по паркету. Он полз, полз по осколкам хрусталя, по шахматным фигурам. Подполз к батарее отопления, вцепился в батарею руками, подтянул правую ногу и рывком, со стоном и шипением подтянулся, схватился за подоконник, урча и хрипя, стал тянуть, подталкивать свое тело, отклячив неподвижную левую ногу. Голова его сильно тряслась. Невероятным усилием, словно старый манекен, он вполз грудью на подоконник, схватился, подтянулся. Его лицо возникло в проеме окна. Он увидел всю ту же переливающуюся толпу космонавтов. Раскрыл рот, чтобы закричать. Но изо рта его хлынула кровь, скопившаяся в пропоротом желудке. Кровь плеснула на белый, прошлой осенью покрашенный внуком низ оконного проема, потекла назад, по подоконнику, закапала на паркет. Лишь одна капля, отскочив, минуя зеленый откос водоотлива, сорвалась вниз, сверкнула рубином на солнце, полетела, подхваченная влажным воздухом. Ветер отнес каплю крови от дома и уронил на толпу блестящих.

Капля крови упала на шлем хохочущего шестнадцатилетнего парня по имени Виктор. Но он ее не почувствовал.

(1) Procul dubio (лат.) — Без сомнения.
(2) Ad memorandum (лат.) — На память.
http://goo.gl/fVCilj
Аватара пользователя
bender
Ёжик
 
Сообщения: 42873
Зарегистрирован: 20 сен 2007, 23:00
Откуда: [e.lf

Пред.След.

Вернуться в Книжная полка

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1